Ohrangos.ru

Юридический журнал

Картина клевета описание

Картина клевета описание

Кто автор: Боттичелли

Как называется картина: Клевета

Доп. информация (Год создания картины, чем написана, на чем написана и какие матералы использовались, размеры и где сейчас хранится картина):

  • В каком году написана(когда): в 1495
  • Оригинальное название картины на английском: Calunnia Дерево Уффици

Описание картины «Клевета (картина Боттичелли)»

«Клевета» вначале была написана для друга Сандро — Антонио Сеньи. Сюжет картины происходит из трактата Лукиана, называемого «О клевете». В трактате описана картина древнегреческого художника Апеллеса. Её сюжет прост и аллегоричен: сидячему на троне царю Мидасу шепчут в его ослиные уши две фигуры — аллегоричные изображения Невежества и Подозрения. Инсинуация — прекрасная женщина с обличием невинности — и её подстрекатель Зависть волочат к царю обвиняемого. Около Инсинуации её спутницы — Коварство и Обман, поддерживающие её и возвеличивающие. В отдалении живописец изображает фигуры Раскаяния — одетой в траурные одежки старухи, и обнажённой Правды, смотрящей ввысь.

Клевета, Сандро Боттичелли, 1495

На аллегорическом, но не двусмысленном полотне Боттичелли «Клевета», написанном им для друга Антонио Сеньи, находящаяся в самом униженном состоянии Невиновность, в виде юноши без одежд, находится меж двумя Судами – неправедным земным, в образе царя Мидаса, и высшим бесстрастным, в образе совершенной, обнажённой Истины.

На решение земного суда в лице Мидаса влияют сразу шестеро — Невежество и Подозрение шепчут свои наветы в длинные, ослиные уши царя; Зависть, бледная и безобразная, в чёрных разбойничьих одеждах вытягивает острую как нож руку прямо к лицу Правителя, который сам тянется неуверенной рукой к Клевете. А сама Жгучая Клевета, в образе девушки с милым, непорочным лицом, с символическим факелом, притянутая за руку Завистью, другой рукой тащит за волосы юношу – Невиновность. Извечные спутницы Клеветы – Коварство и Обман, всячески украшают Клевету жемчужными лентами и розами.

Невиновный, молитвенно сложив руки, обращается к небу за Справедливостью, которой, увы, нет на картине. Символизирующая позднее Раскаяние старуха в разорванных одеждах со скрещенными в покорности руками, искоса смотрит на указующую на небеса, возвышенную Истину.

Многофигурная композиция этого творения Боттичелли порывиста и почти хаотична, с подчинёнными яркими и властвующими чёрными пятнами, написана на величественном и спокойном фоне царского зала, украшенного как фигурами римских героев, так и Ветхозаветных Праведников. Картина мастера символизирует столкновение двух миров – языческого и Христианского.

Клевета (картина Боттичелли)

«Клевета» (итал. Calunnia ) — картина известного итальянского художника периода Возрождения Сандро Боттичелли, написанная им в 1495 году.

«Клевета» изначально была написана для друга Сандро — Антонио Сеньи. Сюжет картины происходит из трактата Лукиана, именуемого «О клевете». В трактате описана картина древнегреческого художника Апеллеса. Её сюжет прост и аллегоричен: сидящему на троне царю Мидасу шепчут в его ослиные уши две фигуры — аллегорические изображения Невежества и Подозрения. Клевета — красивая девушка с обличием невинности — и её подстрекатель Зависть волокут к царю обвиняемого. Возле Клеветы её спутницы — Коварство и Обман, поддерживающие её и возвеличивающие. В отдалении художник изображает фигуры Раскаяния — одетой в траурные одежды старухи, и обнажённой Истины, смотрящей ввысь.

Картина Клевета Апеллеса 1 Сандро Боттичелли

В стоимость заказа включено:

  • Подготовка файла репродукции к печати, ретушь (при необходимости);
  • Печать изображения на широкоформатном плоттере с использованием только оригинальных расходных материалов;
  • Создание подрамника из натурального дерево (высушенная сосна);
  • Натяжка холста на подрамник;
  • Покрытие холста лаком для защиты от внешних воздействий (УФ, влага);
  • Производство индивидуальной багетной рамы (если выбран багет);
  • Монтаж картины в багетную раму с изолированием щелей;
  • Монтаж крепления;
  • Упаковка репродукции для перевозки;

В стоимость не входит доставка репродукции до клиента.

Мы гордимся тем качеством репродукций, которые производим. Мы используем только самый качественный натуральный холст, только оригинальные краски, для подрамников используется настоящая древесина, а защитный лак, которым покрывается холст не имеет никакого постороннего запаха. Мы используем только самое современное багетное оборудование, которое вкупе с опытом и навыками наших багетных мастеров позволяет создавать по-настоящему КАЧЕСТВЕННЫЙ продукт!

Найти дешевле можно. Найти качественнее — вряд ли.

для картины Сандро Боттичелли Клевета Апеллеса 1 размером на

ВЫГОДНОЕ предложение от интернет-магазина BigArtShop: купить картину Клевета Апеллеса 1 художника Сандро Боттичелли на натуральном холсте в высоком разрешении, оформленную в стильную багетную раму, по ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОЙ цене.

Картина Сандро Боттичелли Клевета Апеллеса 1: описание, биография художника, отзывы покупателей, другие работы автора. Большой каталог картин Сандро Боттичелли на сайте интернет-магазина BigArtShop.

Интернет-магазин BigArtShop представляет большой каталог картин художника Сандро Боттичелли. Вы можете выбрать и купить понравившиеся репродукции картин Сандро Боттичелли на натуральном холсте.

Настоящее имя Са́ндро Боттиче́лли — Алесса́ндро ди Мариа́но ди Ва́нни Филипе́пи.. Прозвище «Боттичелли», что значит «бочонок», перешло к нему от старшего брата, которого прозвали так из-за того, что он был толстяком.

Живописи Сандро начал учиться с 17 лет у Фра Филиппо Липпи, до этого два года был учеником у золотых дел мастера Антонио. Отдав предпочтение живописи, Сандро уже к 1470 году имел собственную мастерскую, выработал свой стиль, тогда как первые его работы в виде нескольких изображений Мадонн были близки к работам учителя.

Его прославленное полотно «Поклонение волхвов» появилось в 1475 году по заказу состоятельного горожанина Гаспаре дель Ламы. Оно было признано настоящим чудом благодаря совершенству в колорите, рисунке и композиции. В это же время Боттичелли стал известен и как портретист. Его слава, быстро распространяясь, вышла за пределы его родной Флоренции.

В конце 1470-х годов художник получает множество заказов. Но главным заказом в его жизни было желание римского папы Сикста IV, чтобы роспись построенной в римском дворце капеллы возглавил именно Боттичелли.

В 1481 году вместе с Гирландайо, Росселли и Перуджино Боттичелли украсил фресками стены Сикстинской капеллы в Ватикане. Боттичелли создал для капеллы три фрески: «Наказание Корея, Дафна и Авирона», «Искушения Христа» и «Сцены из жизни Моисея», а также 11 папских портретов.

Текстура холста, качественные краски и широкоформатная печать позволяют нашим репродукциям Сандро Боттичелли не уступать оригиналу. Холст будет натянут на специальный подрамник, после чего картина может быть оправлена в выбранный Вами багет.

14 символов, зашифрованных в «Венере» Боттичелли

Сандро Боттичелли первым из европейских живописцев не нашел ничего греховного в обнаженном женском теле. Он даже увидел в нем аллегорию гласа Божьего

1 ВЕНЕРА. Согласно античному мифу, первый правитель мира — бог неба Уран был оскоплен собственным сыном Кроносом. Капли крови Урана упали в море и образовали пену, из которой и родилась стоящая на раковине Венера. На картине Боттичелли она стыдливо прикрывает грудь и лоно. Пет рочук называет это «жестом обольстительной чистоты». Как полагают искусствоведы, моделью для образа Венеры послужила Симонетта Веспуччи — первая флорентийская красавица, возлюбленная младшего брата Лоренцо Медичи, Джулиано. Она скончалась во цвете лет от чахотки.
2 РАКОВИНА — символ женского лона, из которого выходит Венера.
3 ЗЕФИР — бог западного весеннего ветра. Неоплатоники отождествляли его с Эросом — богом любви. В мифе о Венере Зефир своим дыханием направил раковину с богиней к острову Кипр, где та ступила на землю.
4 ФЛОРА — супруга Зефира, богиня цветов. Союз Зефира и Флоры часто рассматривают как аллегорию единства плотской (Флора) и духовной (Зефир) любви.
5 РОЗА — символ любви и любовных страданий, причиняемых ее шипами.
6 КАМЫШ — символ скромности Венеры, которая как бы стыдится своей красоты.
7 ОРА ТАЛЛО (ЦВЕТУЩАЯ) — одна из четырех ор, дочерей Зевса и Фемиды. Оры отвечали за порядок в природе и покровительствовали разным временам года. Талло «следила» за весной и поэтому считалась спутницей Венеры.
8 ВАСИЛЕК — символ плодородия, так как он растет среди созревших хлебов.
9 ПЛЮЩ — это растение, «обнимающее» стволы деревьев, символизирует привязанность и верность.
10 МИРТ — растение, посвященное Венере (согласно рассказу древнеримского поэта Овидия, когда богиня любви ступила на землю Кипра, миртом она прикрыла наготу) и поэтому считавшееся еще одним символом плодородия.
11 АЛАЯ МАНТИЯ — символ божественной власти, которой обладает красота над миром.
12 МАРГАРИТКА — символ невинности и чистоты.
13 АНЕМОН — символ трагической любви, чашу которой придется испить Венере на земле. Согласно мифу, Венера влюбилась в очаровательного пастуха Адониса. Но любовь была недолгой: Адонис погиб на охоте от клыков кабана. Из слез, которые богиня пролила над телом возлюбленного, и родился анемон.
14 АПЕЛЬСИНОВОЕ ДЕРЕВО — символизирует надежду на вечную жизнь (апельсин — вечнозеленое растение).

Другие публикации  Отзывы о выплатах осаго ресо

Обращение Боттичелли к языческому сюжету, да еще с обнаженной натурой, может, на первый взгляд, показаться странным: в начале 1480-х годов художник вроде бы посвятил себя христианскому искусству. В 1481–1482 годах Сандро расписывал Сикстинскую капеллу в Риме, а в 1485-м создал богородичный цикл: «Мадонна с младенцем», «Мадонна Магнификат» и «Мадонна с книгой». Но это внешнее противоречие. Дело в том, что по мировосприятию Боттичелли был близок к флорентийским неоплатоникам — кружку, возглавляемому философом Марсилио Фичино, который стремился синтезировать античную мудрость с христианской доктриной.

Согласно представлениям неоплатоников, непостигаемый Бог все время воплощает себя в земной красоте, будь то красота телесная или духовная — одна без другой невозможна. Тем самым языческая богиня у неоплатоников становилась аллегорией гласа Божьего, несущего людям откровение прекрасного, через которое спасается душа. Марсилио Фичино называл Венеру нимфой Гуманности, «рожденной от небес и более других возлюбленной Богом Всевышним. Душа ее — суть Любовь и Милосердие, глаза ее — Достоинство и Великодушие, руки — Щедрость и Великолепие, ноги — Пригожесть и Скромность».

Такой синтез христианства и язычества присутствует и в работе Боттичелли. «Композиция «Рождения Венеры», — писала историк искусства Ольга Петрочук, — удивительным… образом заключает содержание античного мифа в средневековую сугубо христианскую схему «Крещения». Явление языческой богини уподобляется таким образом возрождению души — нагая, подобно душе, выходит она из животворных вод крещения… Немалая смелость понадобилась художнику и выдумка тоже немалая, чтобы заменить фигуру Христа победительной наготой юной женщины — сменив идею спасения аскетизмом на идею всевластия Эроса… Даже библейское «Дух божий носился над водами» здесь приравнивается ни более ни менее как к дыханию Эроса, которое воплощают летящие над морем ветры».

«Венера» Боттичелли — первое изображение полностью нагого женского тела, где нагота не символизирует первородный грех (как, например, при изображении Евы). И кто знает, не будь картины отважного художника, появились бы на свет «Спящая Венера» Джорджоне (ок. 1510) или «Венера Урбинская» Тициана (1538)?

1445 — Родился в семье дубильщика во Флоренции.
1462 — Поступил учеником в мастерскую художника Филиппо Липпи.
1470 — Открыл собственную мастерскую.
1471 — Написал диптих «История Юдифи», который принес ему известность.
1477 — Написал картину «Весна».
1481–1482 — Расписывал Сикстинскую капеллу в Риме.
1485 — Закончил работу над «Рождением Венеры». Написал богородичный цикл.
1487 — Написал алтарь для церкви Святого Варнавы во Флоренции.
1489 — Написал «Коронование Марии» для церкви Сан-Марко во Флоренции.
1494 — Закончил картину «Клевета Апеллеса».
1501 — Пережил духовный кризис, создал «Покинутую» и «Положение во гроб».
1505 — Последняя завершенная работа «Чудеса святого Зиновия».
1510 — Умер во Флоренции, похоронен в церкви Оньисанти.

Боттичелли Сандро (Botticelli, Sandro)

Боттичелли Сандро (Botticelli, Sandro) (1445–1510), один из наиболее выдающихся художников эпохи Возрождения. Родился во Флоренции в 1444 в семье дубильщика кожи Мариано ди Ванни Филипепи (прозвище Боттичелли, означающее «бочоночек», на самом деле принадлежало его старшему брату). После первоначального обучения у ювелира ок. 1462 Боттичелли поступил в мастерскую одного из ведущих живописцев Флоренции, Фра Филиппо Липпи. Стиль Филиппо Липпи оказал на Боттичелли огромное влияние, проявившееся главным образом в определенных типах лиц, орнаментальных деталях и колорите. В его произведениях конца 1460-х годов хрупкая, плоскостная линеарность и грация, перенятые от Филиппо Липпи, сменяются более мощной трактовкой фигур и новым осмыслением пластики объемов. Приблизительно в это же время Боттичелли начинает применять энергичные охристые тени для передачи телесного цвета – прием, который стал характерной чертой его стиля живописи. Эти изменения проявляются во всей полноте в самой ранней документированной картине Боттичелли Аллегория силы (ок. 1470, Флоренция, галерея Уффици) и в менее выраженной форме в двух ранних Мадоннах (Неаполь, галерея Каподимонте; Бостон, музей Изабеллы Стюарт Гарднер). Две знаменитые парные композиции История Юдифи (Флоренция, Уффици), также относящиеся к числу ранних произведений мастера (ок. 1470), иллюстрируют другой важный аспект живописи Боттичелли: живую и емкую повествовательность, в которой соединены экспрессия и действие, с полной ясностью раскрывающие драматическую сущность сюжета. В них также обнаруживается уже начавшееся изменение колорита, который становится более ярким и насыщенным, в отличие от бледной палитры Филиппо Липпи, преобладающей в самой ранней картине Боттичелли – Поклонение волхвов (Лондон, Национальная галерея).

Картины Ботичелли:

Среди произведений Боттичелли лишь несколько имеют достоверные датировки; многие из его картин были датированы на основе стилистического анализа. Некоторые из самых известных произведений относят к 1470-м годам: картина Св. Себастьян (1473), самое раннее изображение обнаженного тела в творчестве мастера; Поклонение волхвов (ок. 1475, Уффици). Два портрета – молодого человека (Флоренция, галерея Питти) и флорентийской дамы (Лондон, музей Виктории и Альберта) – датируются началом 1470-х годов. Несколько позже, возможно в 1476, был выполнен портрет Джулиано Медичи, брата Лоренцо (Вашингтон, Национальная галерея). Произведения этого десятилетия демонстрируют постепенный рост художественного мастерства Боттичелли. Он использовал приемы и принципы, изложенные в первом выдающемся теоретическом трактате о ренессансной живописи, принадлежащем перу Леона Баттисты Альберти (О живописи, 1435–1436), и экспериментировал с перспективой. К концу 1470-х годов в произведениях Боттичелли исчезли стилистические колебания и прямые заимствования у других художников, присущие его ранним произведениям. К этому времени он уже уверенно владел совершенно индивидуальным стилем: фигуры персонажей приобретают крепкое строение, а их контуры удивительным образом сочетают ясность и элегантность с энергичностью; драматическая выразительность достигается соединением активного действия и глубокого внутреннего переживания. Все эти качества присутствуют во фреске Св. Августин (Флоренция, церковь Оньисанти), написанной в 1480 в качестве парной композиции к фреске Гирландайо Св. Иероним.

Другие публикации  Пособие работа с текстом крылова

Предметы, окружающие св. Августина, – пюпитр, книги, научные инструменты, – демонстрируют мастерство Боттичелли в жанре натюрморта: они изображены с точностью и ясностью, обнаруживающими способность художника схватывать сущность формы, но при этом не бросаются в глаза и не отвлекают от главного. Возможно, этот интерес к натюрморту связан с влиянием нидерландской живописи, вызывавшей восхищение флорентийцев 15 в. Конечно, нидерландское искусство повлияло на трактовку пейзажа у Боттичелли. Леонардо да Винчи писал, что «наш Боттичелли» проявлял мало интереса к пейзажу: «…он говорит, что это пустое занятие, потому что достаточно просто бросить пропитанную красками губку на стену, и она оставит пятно, в котором можно будет различить прекрасный пейзаж». Боттичелли обычно удовлетворялся использованием условных мотивов для фонов своих картин, разнообразя их включением мотивов нидерландской живописи, таких, как готические церкви, замки и стены, для достижения романтически-живописного эффекта.

В 1481 Боттичелли был приглашен папой Сикстом IV в Рим вместе с Козимо Росселли и Гирландайо для того, чтобы написать фрески на боковых стенах только что отстроенной Сикстинской капеллы. Он выполнил три из этих фресок: Сцены из жизни Моисея, Исцеление прокаженного и искушение Христа и Наказание Корея, Дафана и Абирона. Во всех трех фресках мастерски решена проблема изложения сложной богословской программы в ясных, легких и живых драматических сценах; при этом в полной мере используются композиционные эффекты.

После возвращения во Флоренцию, возможно, в конце 1481 или начале 1482, Боттичелли написал свои знаменитые картины на мифологические темы: Весна, Паллада и Кентавр, Рождение Венеры (все в Уффици) и Венера и Марс (Лондон, Национальная галерея), принадлежащие к числу самых знаменитых произведений эпохи Возрождения и представляющих собой подлинные шедевры западноевропейского искусства. Персонажи и сюжеты этих картин навеяны произведениями античных поэтов, прежде всего Лукреция и Овидия, а также мифологией. В них чувствуется влияние античного искусства, хорошее знание классической скульптуры или зарисовок с нее, имевших большое распространение в эпоху Возрождения. Так, грации из Весны восходят к классической группе трех граций, а поза Венеры из Рождения Венеры – к типу Venus Pudica (Венера стыдливая).

Некоторые ученые видят в этих картинах визуальное воплощение основных идей флорентийских неоплатоников, особенно Марсилио Фичино (1433–1499). Однако приверженцы этой гипотезы игнорируют чувственное начало в трех картинах с изображением Венеры и прославление чистоты и непорочности, которое, несомненно, является темой Паллады и Кентавра. Наиболее правдоподобна гипотеза, согласно которой все четыре картины были написаны по случаю свадьбы. Они являются самыми замечательными из сохранившихся произведений этого жанра живописи, который прославляет бракосочетание и добродетели, ассоциирующиеся с рождением любви в душе непорочной и прекрасной невесты. Те же идеи являются главными в четырех композициях, иллюстрирующих рассказ Боккаччо Настаджо дельи Онести (находятся в разных коллекциях), и двух фресках (Лувр), написанных около 1486 по случаю бракосочетания сына одного из ближайших сподвижников Медичи.

Волшебная грация, красота, богатство воображения и блестящее исполнение, присущие картинам на мифологические темы, присутствуют также в нескольких знаменитых алтарях Боттичелли, написанных в течение 1480-х годов. К числу лучших принадлежат Алтарь Барди с изображением Богоматери с младенцем и св. Иоанном Крестителем (1484) и Благовещение Честелло (1484–1490, Уффици). Но в Благовещении Честелло уже появляются первые признаки манерности, которая постепенно нарастала в поздних произведениях Боттичелли, уводя его от полноты и богатства натуры зрелого периода творчества к стилю, в котором художник любуется особенностями собственной манеры. Пропорции фигур нарушаются для усиления психологической выразительности. Этот стиль в той или иной форме характерен для произведений Боттичелли 1490-х и начала 1500-х годов, даже для аллегорической картины Клевета (Уффици), в которой мастер возвеличивает собственное произведение, ассоциируя его с творением Апеллеса, величайшего из древнегреческих живописцев. Две картины, написанные после падения Медичи в 1494 и под влиянием проповедей Джироламо Савонаролы (1452–1498), – Распятие (Кеймбридж, Массачусетс, художественный музей Фогга) и Мистическое Рождество (1500, Лондон, Национальная галерея), – представляют собой воплощение непоколебимой веры Боттичелли в возрождение Церкви. Эти две картины отражают неприятие художником светской Флоренции эпохи Медичи. Другие произведения мастера, такие, как Сцены из жизни римлянки Виргинии (Бергамо, Академия Каррара) и Сцены из жизни римлянки Лукреции (Бостон, музей Изабеллы Стюарт Гарднер), выражают его ненависть к тирании Медичи.

Сохранилось мало рисунков самого Боттичелли, хотя известно, что ему часто заказывали эскизы для тканей и гравюр. Исключительный интерес представляет его серия иллюстраций к Божественной комедии Данте. Глубоко продуманные графические комментарии к великой поэме во многом остались незавершенными.

Около 50 картин полностью или в значительной степени принадлежат кисти Боттичелли. Он был главой процветавшей мастерской, работавшей в тех же жанрах, что и сам мастер, в которой создавалась продукция разного качества. Многие из картин прописаны собственной рукой Боттичелли или сделаны по его замыслу. Почти для всех характерна ярко выраженная плоскостность и линеарность в трактовке формы, соединенные с откровенным маньеризмом. Умер Боттичелли во Флоренции 17 мая 1510.

Картина клевета описание

Все дурные предчувствия Сандро разрешаются взрывом в его «Клевете». Одни исследователи творчества Боттичелли относят эту картину к счастливому времени «Весны» и «Венеры», другие к значительно более позднему — переломным для художника и Флоренции девяностым годам, когда окончательно развеялись его любимые мифы. Подобно «Рождению Венеры», «Клевета» тесно связана с именем легендарного Апеллеса, слывшего в те времена богом-покровителем тосканских живописцев. Только трагически переменился за это время взгляд Боттичелли на мир.

Картина была подарена самим художником одному из его приятелей, эрудиту Антонио Сеньи. Предназначив свой дар для ученого-гуманиста, словно подводя некий важный для себя и других итог, автор постарался вложить в композицию все свои технические, художественные и гуманитарные познания. Фабио Сеньи украсил ее стихотворной латинской сентенцией:

Другие публикации  Заявление на удержания подоходного налога

«Чтоб не могли оскорбить клеветой владыки земные,

Малая эта доска памятью служит всегда.

Точно такую поднес Апеллес владыке Египта —

Дара достоин был царь, дар был достоин царя».

Картина таким образом — последнее у Сандро крупное произведение светской тематики, источник которого точно известен: описание Апеллесова сюжета, сделанное Лукианом в трактате «О клевете». Лукиан повествует о том, как некий Антифил, завистливый соперник, оклеветал перед правителем Птолемеем Апеллеса, обвинив его в заговоре против царя. Апеллесу с трудом удалось доказать свою невиновность, и тогда в назидание своим судьям он написал картину, в которой в ряде живых персонажей изобразил всю историю незаслуженно оклеветанного. Это произведение, рожденное в древности жизненной драмой, ренессансный его толкователь Леон-Баттиста Альберти за давностью времени приводит уже в качестве красивого вымысла, «который нам мил сам по себе».

Боттичелли воспроизводит в своем варианте всех, кого перечислили и Лукиан и Альберти, но оставляет за собою свободу в окончательном общем решении и создании ни на что не похожих характеров. В них он возвращает рассказу утраченное за «милым вымыслом» Альберти ощущение животрепещущей сиюминутности. В результате, оставляя позади описания обоих первоисточников, создатель новой «Клеветы» творит уже свою собственную трагическую легенду, то и дело разрывая предписанную ими сюжетную канву так, как сам он считает нужным. Очищенный до жесткой ясности ритмический строй «Клеветы» всецело дает почувствовать человека как игрушку стихийности природы, судьбы и более всего — собственных страстей.

Насущный для этической революции, для теократической республики Савонаролы вопрос о нравственности Боттичелли воплощает в полемически заостренных не христианских — «языческих» образах. Почти в духе проповеди духовного диктатора от 11 октября 1495 г.: «Жизнь человека на земле, братие, есть постоянная борьба… Он должен преодолевать все, что препятствует свободе его духа. Он борется с миром, с плотью, с демонскими искушениями — нет ему ни минуты покоя».

Архитектурная обстановка являет собою целый своеобразною жизнью живущий музей, какого не представляли себе ни Лукиан, ни Альберти. В золоченых рельефах подножия разукрашенного трона, где современность причудливо спутана с древностью, смешение вавилонское священноцерковных и светских «языческих» сюжетов, в которых узнаются слегка преображенные реплики картин, вышедших в последние годы из мастерской художника: легенда о Настаджо дельи Онести по сюжету любовной новеллы Боккаччо, Кентавромахия и сюжеты Овидиевых «Метаморфоз» — Аполлон и Дафна, Вакх и Ариадна — и семейство Кентавров согласно описанию Лукиана. В нишах возвышаются скульптуры героев, неведомых ни Апеллесу, ни Птолемею: Юдифь с головой Олоферна, Давид, святые апостолы и пророки.

В застылости выглядывающих из своих ниш скульптур на фоне невозмутимо бесчувственной стены намечается некое взволнованное соучастие в трагическом спектакле, что разворачивается весьма сценично вдоль рамы. Подобно живым свидетелям, статуи как бы обсуждают происходящее и каждую минуту, мнится, готовы, сорвавшись со своих пьедесталов, активно включиться в конфликт.

Тиранический судья, царящий на своем троне, украшен ослиными ушами профана Мидаса — неправедного судьи в искусстве. Этот отрицательный персонаж довольно благообразен, в чем лишний раз сказывается открытая Сандро человеческая неоднозначность. Но вопрошающий голос деспота теряется в настойчивых возгласах двух ядовитых созданий, олицетворяющих Невежество и Подозрение. Есть нечто почти змеиное в радужных переливах одежд, в нервически длинном и прихотливо подвижном изгибе спины одной из коварных наушниц властителя, в узком, как лезвие, изжелта-бескровном лице другой.

Недоуменно простертый указующий перст владыки встречается в воздухе с незнающей в обвиняющем осуждении сомнений твердой рукой одержимого отшельника — Зависти. Этот наставник Клеветы безжалостно обвиняет невинного. Компактное взаимодействие всех четырех фигур переходит в гораздо более сложный, насыщенный по остроте, трепещущий арабеск центра.

Сама Клевета — самое юное здесь существо и, в противоположность Зависти, в бело-голубом, почти царственном одеянии выглядит истинной сказочной принцессой. Но это полувоздушное, такое невинное с виду дитя с факелом в левой руке правою цепко ухватило за волосы несправедливо обвиненного и с небрежным высокомерием беспощадно влечет его на расправу в окружении не менее прелестных помощниц, обозначающих в свою очередь Коварство и Обман. Обе всячески возвеличивают неправедность своей госпожи: Коварство украшает жемчужною нитью ее пышные волосы, Обман осыпает ее цветами.

Хотя художник, сам вечно колеблющийся, как огонь, и, подобно воде, текучий, не может не сочувствовать угнетенной Справедливости, все же в картине особенной силы достигает прежде невиданный у него образ женщины-оборотня с двойственною натурой очаровательницы и змеи, с неуловимою сущностью хамелеона, то и дело меняющего окраску.

Инфернальное очарование миловидных обольстительниц «Клеветы» напоминает об особой популярности в конце XV века всего «сатанинского», популярности, породившей в германских странах демонические видения Босха, Шонгауэра и Брейгеля, а в Италии — особое неистребимое влечение причудников, подобных Леонардо да Винчи, к изображению огнедышащих драконов, паукообразных машин, звероподобных воинов и злобных уродов. И Боттичелли не напрасно приписывали многочисленные рисунки с изображением различных плясок смерти и шабашей ведьм. Впрочем, для Сандро «демонология», инфернальное начало странным образом обозначили мучительный поворот в нем от язычества к христианству, для которого милые его сердцу богини античности — всего лишь бесовские исчадия Vanitas.

Робкая Справедливость — единственное существо в картине, которое всецело разделяет страдания неправедно осужденного, сочувствует ему. Однако она-то как раз и беспомощней всех. Тронутая увяданием красота этой исхудалой обиженной женщины — только слабая искорка прежнего, юного и земного великолепия боттичеллевских Венер. В «Клевете» два взаимосвязанных общею обнаженностью и угнетенностью героя не только удручающе пассивны, в отличие от всепроникающей динамической активности прислужников зла, но вдобавок еще и оторваны в композиции друг от друга. Между ними трагически говорящий пространственный разрыв, который мрачная фигура старухи Совести ничуть не скрадывает, но подчеркивает до надрывной пронзительности резкостью угловатого силуэта, темным пятном неприглядно тяжелых одежд, зияющим почти провалом в картине.

Редкое даже для Боттичелли разнообразие до мельчайших тонкостей разработанной гаммы настроений фигур и напряженных интервалов между ними, не оставляя без эмоциональной нагрузки, в сущности, ни одного куска картины, делает зримой всю полифонию звучащих в картине взволнованных голосов.

«Клевета» знаменует не только последнее, до ярости непривычное утверждение былых привязанностей, любви и гнева Сандро Боттичелли, но и начало его тяжкого отречения от прежде любимых тем и образов, словно неожиданный шаг от эстетики «Весны» с ее «садом любви» к отрицающей мирские радости этике Савонаролы.

Поэтому в прощальном своем обращении к античности Боттичелли удаляется дальше, чем где бы то ни было, от объективности, трезвой гармонии и равновесия древних. Драматическим пафосом «Клеветы» замыкается для искусства Сандро период, связанный с языческой мифологией, и намечается путь совершенно иному, более откровенно исповедальному и обнаженно трагичному направлению его творчества.

Все права защищены; 2019 Ohrangos.ru