Ohrangos.ru

Юридический журнал

Статья 24 ук рф с комментариями

Статья 24. Формы вины

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УК РФ

1. Комментируемая статья раскрывает и конкретизирует содержание принципа вины (ст. 5) и вытекающей из него виновности как одного из признаков преступления (ст. 14).

Уголовный кодекс нормативно определяет и проводит принцип субъективного вменения: лицо может нести ответственность за содеянное и за причиненные им последствия только при наличии вины, а именно при соответствующем психическом отношении к содеянному в виде умысла или неосторожности. Вина лица должна устанавливаться не сама по себе, а по отношению ко всем юридически значимым обстоятельствам преступления, являющимся признаками соответствующего состава преступления или отягчающим наказание.

3. Для целей уголовно-правовой борьбы с преступностью необходимым и достаточным является прикладное значение понятий умысла и неосторожности, которое исторически сложилось в законодательстве и судебной практике на основе психологии.

В ряде статей Особенной части УК прямо указано, что соответствующее преступление может быть совершено только умышленно (ст. ст. 105, 111 — 115 и др.). В других статьях, наоборот, подчеркнута неосторожность как единственно возможная форма вины (ст. ст. 109, 118, 124, 143, 168, 216, 218, 219 и др.).

Часть 2 комментируемой статьи свидетельствует о том, что если в диспозиции статьи Особенной части УК не указана конкретная форма вины в основном или квалифицированном составе преступления, то вина может быть либо только умышленной (в одних составах) или же умышленной и неосторожной (в других составах). Применительно к каждому составу преступления содержание вины устанавливается путем толкования уголовного закона с учетом особенностей объективной стороны преступления, включенных в число признаков его состава характеристик мотива и цели деяния (наличие последних свидетельствует только о прямом умысле) и иных обстоятельств. Так, например, характеристиками исключительно умышленной формы вины являются заведомость, совместность, злостность, незаконность, угроза, посягательство, принуждение, уклонение и т.п. (см. Постановление Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3).
———————————
Например, применительно к ч. 2 ст. 105 УК см. об этом: Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1.

Так, действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований Правил дорожного движения не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК. При этом под заведомостью оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, следует понимать случаи, когда водитель осознавал опасность для жизни или здоровья потерпевшего, который был лишен возможности самостоятельно обратиться за медицинской помощью вследствие малолетства, старости, болезни или беспомощного состояния (например, когда водитель скрылся с места происшествия, не вызвал скорую медицинскую помощь, не доставил пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и т.п.) (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

4. Формы вины, а также виды умысла (прямой и косвенный) и неосторожности (легкомыслие и небрежность) отличаются друг от друга, а также от невиновного причинения вреда различным соотношением элементов сознания и воли как к деянию (действию или бездействию), а в материальных составах — и к наступившим последствиям (см. коммент. к ст. ст. 25, 26, 28).

5. Форма вины имеет значение не только для квалификации преступлений и их разграничения от иных правонарушений (например, уголовная ответственность за налоговые преступления, за различные уклонения возможна только при наличии прямого умысла — см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64), но и для решения ряда других юридически значимых вопросов: при категоризации преступлений (ст. 15 УК) и назначении наказания по их совокупности (ст. 69 УК); для установления рецидива, при котором принимаются во внимание только умышленные преступления (ст. 18 УК); при решении вопроса об ответственности за приготовление, покушение (ст. 30 УК) и при добровольном отказе от доведения преступления до конца (ст. 31 УК), за соучастие в преступлении (ст. 32 УК), что возможно лишь при умышленной деятельности; при характеристике личности и ее мотивации при индивидуализации наказания (ст. 60 УК); при отмене условного осуждения (ч. ч. 4 и 5 ст. 74 УК); при определении режима отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК) и др.

Статья 24. Формы вины

Статья 24. Формы вины

См. комментарии к статье 24 УК РФ

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 25 июня 1998 г. N 92-ФЗ часть 2 статьи 24 изложена в новой редакции

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 24 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 24 Конституции РФ гласит:

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Ст. 24 КРФ

1. Конституционное положение о недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица является одной из гарантий закрепленного в ст. 23 Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Оно призвано защитить частную жизнь, личную и семейную тайну от какого бы то ни было проникновения в нее со стороны как государственных органов, органов местного самоуправления, так и негосударственных предприятий, учреждений, организаций, а также отдельных граждан.

Особое значение запрет собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица приобретает в связи с созданием информационных систем на основе использования средств вычислительной техники и связи, позволяющих накапливать и определенным образом обрабатывать значительные массивы информации.

Основные положения работы с информацией о частной жизни получили закрепление в ФЗ от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (СЗ РФ. 2006. N 31. ч. 1. ст. 3448). Согласно этому Закону, одним из принципов, на которых основывается правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, является неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (п. 7 ст. 3). Запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 8 ст. 9). Порядок доступа к персональным данным граждан (физических лиц) устанавливается федеральным законом о персональных данных.

Сбор персональных данных может осуществляться как путем истребования их у лица, которого они касаются, так и путем получения их из иных источников или посредством проведения соответствующими органами и должностными лицами собственных поисковых мероприятий.

Так, законодатель обязывает граждан в определенных случаях (при поступлении на работу, оформлении водительских прав, уплате налогов и т.д.) представлять компетентным органам информацию о своих анкетных данных, состоянии здоровья, полученных доходах, а также иные сведения, могущие иметь значение для обеспечения безопасности государства и населения, защиты финансовых интересов государства, охраны прав граждан.

Собирание конфиденциальной информации самими органами предусматривается, в частности, УПК, Законом РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (Ведомости РФ. 1991. N 16. ст. 503; с изм. и доп.), ФЗ от 3 апреля 1995 г. «О федеральной службе безопасности» (СЗ РФ. 1995. N 15. ст. 1269; с изм. и доп.), ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3349; с изм. и доп.). К примеру, УПК устанавливает, что при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовных дел в суде подлежат доказыванию обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 и 5 ч. 1 ст. 73). При производстве по делам несовершеннолетних особое внимание должно обращаться на выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего (п. 2 ч. 1 ст. 421). В соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» собирание сведений о личности может осуществляться путем опроса граждан, наведения справок, исследования предметов и документов, наблюдения и т.д. Проведение всех этих мероприятий возможно лишь при наличии предусмотренных Законом оснований (ст. 7) и условий (ст. 8) и не должно выходить за пределы конкретных потребностей производства по уголовному делу.

Хранение информации о частной жизни должно осуществляться таким образом, чтобы при этом исключалась возможность ее утраты или несанкционированного использования. Особый характер этой информации требует, чтобы после решения задач, в связи с которыми она собиралась, эта информация была уничтожена и не могла быть использована в других целях вопреки интересам соответствующего лица. Частью 7 ст. 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в частности, предусматривается, что полученные в результате оперативно-разыскных мероприятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. Фонограммы же и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, уничтожаются в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем должен быть составлен специальный протокол.

Использование персональных данных органами и лицами, получившими их на законных основаниях, должно осуществляться в соответствии с теми задачами, ради решения которых они собирались, хотя в принципе нельзя исключить того, что в каких-то случаях информация может быть использована и в целях, которые первоначально не определялись. Это может иметь место, в частности, если в процессе сбора персональных данных, необходимых для принятия решения о допуске лица к государственной тайне (п. 1 ч. 2, ч. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), будут получены сведения о совершенном преступлении.

Персональные данные не могут быть использованы в целях причинения имущественного и морального вреда гражданам, а также затруднения реализации прав и свобод граждан. Ограничение прав граждан на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с законодательством. Использование информации о частной жизни лица в корыстных или иных незаконных целях должно влечь для виновного дисциплинарную, материальную или даже (при причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан) уголовную ответственность.

Другие публикации  Компенсация отпуска при увольнении совместителям

Распространение информации о частной жизни лица, т.е. ее передача помимо воли этого лица другим субъектам, допускается лишь в строго определенных законом случаях. Причем нужно отметить, что именно в части регулирования порядка распространения информации действующее законодательство носит наиболее детализированный характер. Оно во многих случаях определяет и те органы, которым может передаваться конфиденциальная информация, и порядок передачи этой информации.

Наиболее детально действующее законодательство регламентирует порядок использования и распространения информации, собираемой в связи с выявлением, раскрытием и расследованием преступлений, что вполне объяснимо, если учесть ее характер и предназначение. Так, в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, запрещается «разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами» (ч. 8 ст. 5).

Согласно ч. 6 ст. 5 Закона «О милиции» милиция не вправе разглашать сведения, относящиеся к личной жизни гражданина, порочащие его честь и достоинство или могущие повредить его законным интересам, если исполнение обязанностей или правосудие не требуют иного. Хотя эта норма в какой-то мере и сдерживает противозаконное распространение информации о частной жизни, однако вряд ли ее можно признать достаточной с точки зрения защиты интересов личности. Учитывая многообразие функций милиции, понятие «исполнение обязанностей» может толковаться весьма произвольно и не способно выполнять роль реальной гарантии интересов личности.

Положения, обеспечивающие конфиденциальность информации, закрепляются также в ряде других федеральных законов. Так, согласно ст. 41 Закона от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», «редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях сведения, предоставляемые гражданином с условием сохранения их в тайне». А согласно ч. 5 ст. 6 ФЗ «О федеральной службе безопасности» сведения о частной жизни, затрагивающие честь и достоинство гражданина или способные повредить его законным интересам, не могут сообщаться кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. В соответствии же с п. 6 ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318) пациент имеет право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении, а органы и лица, которым эти сведения стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, обязаны не допускать их разглашения. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: 1) в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю; 2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений; 3) по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством; 4) в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей; 5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

Лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную или иную профессиональную тайну, наравне с самими работниками соответствующей профессии с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ, а также субъектов Федерации.

В соответствии со ст. 21 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466). указанные лица могут отказаться от дачи показаний по уголовному или гражданскому делу об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением своих полномочий. Оценивая предыдущую редакцию статьи, закреплявшей свидетельский иммунитет членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (в ред. Закона от 8 мая 1994 г. она была под номером 19), Конституционный Суд признал ее конституционной, поскольку она обеспечивала конфиденциальность информации о частной жизни гражданина, полученной названными лицами в связи с исполнением ими своих обязанностей (Постановление Конституционного Суда от 20 февраля 1996 г. N 5-П // СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828).

В целях недопущения избыточного распространения сведений, полученных о частной жизни граждан в ходе предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовных и гражданских дел, процессуальное законодательство предусматривает недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ст. 161 УПК), а также допускает возможность рассмотрения по решению суда уголовных и гражданских дел в закрытых судебных заседаниях (ч. 2 ст. 241 УПК; ч. 2 ст. 10 ГПК).

2. На основе положений ч. 2 ст. 24 Конституции Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г. «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию» (САПП. 1994. N 2. ст. 74; в ред. указов от 17 января 1997 г. и от 1 сентября 2000 г.) было установлено что деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц должна осуществляться на принципе доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей их личные интересы.

Впоследствии право граждан на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, было закреплено и в ряде федеральных законов. Так, согласно Закону «Об информации, информационных технологиях и защите информации», гражданин имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством РФ, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Аналогичное право имеют и организации (ч. 2 и 3 ст. 8).

В качестве гарантии интересов лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которые располагают фактами проведения в отношении их оперативно-разыскных мероприятий, Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» предусмотрено право таких лиц истребовать от органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, сведения о полученной о них информации. Это право может быть ограничено только в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны (так, при ознакомлении с оперативными данными не подлежат оглашению сведения о конфиденциальных источниках информации).

Особый порядок ознакомления с материалами, затрагивающими права и законные интересы граждан, закреплен в уголовно-процессуальном законодательстве. В соответствии со ст. 46, 47 и 53 УПК подозреваемый, обвиняемый и их защитник в ходе предварительного расследования могут знакомиться с протоколами следственных действий, проводимых с участием подозреваемого, обвиняемого, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения ареста или продления срока содержания под стражей. По окончании предварительного следствия в соответствии со ст. 215-217 УПК правом ознакомления со всеми материалами дела обладают потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также обвиняемый и его защитник. Кроме того, все указанные участники уголовного судопроизводства имеют право на то, чтобы быть ознакомленными с основными процессуальными решениями, затрагивающими их права и законные интересы, такими, в частности, как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о признании потерпевшим и т.д. Определением Конституционного Суда от 15 декабря 2000 г. N 239-О (ВКС РФ. 2001. N 2). было признано, что это право должно обеспечиваться указанным лицам при окончании как предварительного следствия, так и дознания.

Содержащаяся в ч. 2 анализируемой статьи оговорка о том, что возможность ознакомления с документами и материалами, затрагивающими права и свободы личности, должна обеспечиваться каждому, если иное не предусмотрено законом, не означает, что законодатель волен устанавливать любые исключения из гарантируемого статьей 24 Конституции права. Рассмотрев 18 февраля 2000 г. дело о проверке конституционности п. 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которому прокурор и следователь не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством, Конституционный Суд указал, что основания для каких бы то ни было ограничений в ст. 24, как и в ст. 23 и 29, Конституции могут устанавливаться законом только в качестве исключения из общего дозволения (ч. 2 ст. 24 Конституции) и должны быть связаны именно с содержанием информации, поскольку иначе они не были бы адекватны конституционно признаваемым целям. Поэтому, по мнению Конституционного Суда, установление ограничений права гражданина на получение собираемой органами прокуратуры информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, может предопределяться действием других федеральных законов, в том числе ГК, УПК, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», обеспечивающих охрану государственной тайны, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью. Вся иная информация, в том числе полученная при осуществлении органами прокуратуры надзора за исполнением законов, которая, исходя из Конституции и федеральных законов, не может быть отнесена к сведениям ограниченного доступа, в силу непосредственного действия ч. 2 ст. 24 Конституции должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а законодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты. Исходя из этого, Конституционным Судом пункт 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» был признан не соответствующим Конституции, ее ч. 2 ст. 24, постольку поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, он во всех случаях приводит к отказу органами прокуратуры в предоставлении гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов, и препятствует тем самым судебной проверке обоснованности такого отказа (СЗ РФ. 2000. N 9. ст. 1066).

Более того, Конституционный Суд в ряде своих решений признал право участников уголовного судопроизводства не только знакомиться с теми или иными материалами уголовного дела, но и получать их копии как в обязательном порядке (в случае, когда закон возлагает на дознавателя, следователя и прокурора обязанность вручать сторонам копии основных процессуальных документов), так и путем снятия по просьбе этих участников за их счет копий с материалов, с которыми участники судопроизводства управомочены знакомиться в ходе предварительного расследования (определения от 6 июля 2000 г. N 191-О, от 14 января 2003 г. N 43-О, от 4 ноября 2004 г. N 430-О, от 18 января 2005 г. N 39-О, от 20 июня 2006 г. N 231-О; от 11 июля 2006 г. N 300-О).

Другие публикации  Льготы инвалидов 2 группы военная травма

Статья 24 УК РФ. Формы вины

Новая редакция Ст. 24 УК РФ

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 24 УК РФ

1. Как указывалось в коммент. к ст. 5, лицо подлежит УО только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Данное положение закреплено уголовным законом в качестве принципа УО. Объективное вменение, т.е. УО за невиновное причинение вреда, по уголовному праву РФ не допускается. На виновное совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, указывается также в законодательном определении понятия преступления (ч. 1 ст. 14).

2. Под виной в уголовном праве понимается отрицательно оцениваемое уголовным законом психическое отношение лица к совершаемому им запрещенному законом действию (или бездействию) и возможному общественно опасному последствию в форме умысла или неосторожности. Лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние при наличии вины, признается судом виновным в совершении этого деяния. Согласно ст. 49 Конституции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

3. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. В статьях Особенной части УК РФ при описании признаков конкретных составов преступлений иногда прямо указывается на совершение преступления умышленно (ст. 105, 111 — 115 и др.). Нередко указаний на форму вины не дается (ст. 110, 116, 130, 131, 145 и др.). При этом в некоторых случаях речь может идти как об умышленных, так и о неосторожных преступлениях. Основание для такого подхода к трактовке данного вопроса содержится в ч. 2 коммент. статьи. Однако деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ст. 109, 118, 143, 168 и др.).

4. Если в статье Особенной части УК РФ при описании объективных и субъективных признаков конкретного состава преступления нет указания на возможность совершения определенного деяния по неосторожности, а фактически оно было совершено при неосторожной форме вины, содеянное не содержит состава преступления, а лицо не подлежит УО.

5. Невиновным признается совершение запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния при отсутствии у лица как умысла, так и неосторожности на совершение этого деяния.

Другой комментарий к Ст. 24 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 закреплены две формы вины, известные уголовному праву, — умысел и неосторожность. Их содержание раскрывается соответственно в ст. ст. 25 и 26 УК РФ.

2. Положение ч. 2 необходимо понимать следующим образом. В случае указания в статье Особенной части УК РФ на неосторожность как форму вины соответствующее преступление совершается только по неосторожности (например, ст. ст. 118, 167 УК РФ). Напротив, умолчание законодателя о форме вины допускает совершение соответствующего преступления как умышленно, так и по неосторожности (например, ст. ст. 251, 283 УК РФ), если только вывод об умышленном совершении преступления не следует из смысла уголовного закона (например, ст. ст. 120, 285 УК РФ).

3. В ряде случаев юридическое значение приобретают мотив и цель совершения преступления.

Мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.

Цель преступления связана с будущим и представляет собой мысленную модель результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель, имеющие уголовно-правовое значение, могут иметь место только в умышленных преступлениях и выполнять одну из трех функций.

Во-первых, мотив и цель могут являться криминообразующим признаком, введенным законодателем в состав преступления с целью отграничить преступное деяние от непреступного (например, ст. ст. 153, 154, 285 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут являться квалифицирующими признаками соответствующего состава преступления (например, п. п. «з» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель могут разграничивать смежные составы преступлений (например, террористический акт (ст. 205 УК РФ) отличается от диверсии (ст. 281 УК РФ) по целям действий виновного).

4. В ряде случаев уголовно-правовое значение приобретает ошибка лица, т.е. его заблуждение относительно юридической или фактической стороны совершаемого деяния (юридическая и фактическая ошибки соответственно).

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической характеристике или юридических последствиях совершаемого деяния. Такие неправильные заблуждения (например, незнание о преступности действий, ошибка в представлении о возможном наказании, неверное отнесение деяния к числу преступных, хотя оно таковым не является) не влияют на уголовную ответственность и наказание субъекта.

Фактическая ошибка предполагает неправильное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Иметь уголовно-правовое значение может лишь ошибка, связанная с признаками состава преступления; заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, не относящихся к последним, юридического значения не имеет.

Можно выделить две разновидности фактической ошибки: ошибка-незнание и ошибка-заблуждение.

При ошибке-незнании лицу неизвестно юридически значимое обстоятельство, оказывающее влияние на квалификацию (например, беременность потерпевшей при убийстве, характер похищаемого предмета как наркотического средства). В таком случае содеянное либо вовсе не образует состава преступления (если неизвестное обстоятельство является конструктивным признаком основного состава преступления), либо квалифицируется без вменения лицу соответствующего признака (т.е., например, не по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, а по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Однако в случае, если неизвестный факт должен был и мог быть известен лицу и уголовный закон устанавливает ответственность за то же деяние, совершенное по неосторожности, лицо может понести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности (например, при мнимой обороне или за причинение по неосторожности смерти человеку, ошибочно принятому в темноте за животное).

При ошибке-заблуждении лицо ошибочно полагает о существовании юридически значимого обстоятельства, оказывающего влияние на квалификацию (например, полагает о малолетнем возрасте потерпевшей при изнасиловании, об исправности похищаемого оружия). В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на преступление с соответствующим признаком, т.е. как покушение на преступление, которое было бы совершено, будь факты таковы, как лицо их предполагает существующими (например, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК, ч. 3 ст. 30 и ст. 226 УК РФ).

Статья 24 УК РФ. Формы вины

Текущая редакция ст. 24 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса .

Комментарий к статье 24 УК РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи определяет формы вины как составного элемента понятия преступления, данного в ст. 14 УК РФ.

Уголовный кодекс РФ не дает законодательного определения понятия вины, однако в теории уголовного права уделено достаточно много внимания данному вопросу. Проанализировав некоторые точки зрения полагаем, что вину следует определить как психическое (интеллектуальное и волевое) отношение лица к совершаемым им деяниям, к обстановке их совершения, времени, месту, субъекту (в зависимости от состава преступления), а также к последствиям своих деяний.

________________
См., например: Зателепин О.К. К вопросу о формах вины в преступлениях против военной службы//Право в Вооруженных Силах: Военно-правовое обозрение. 2009. N 12; Игнатов А.Н. О понятии вины в уголовном праве//Законы России. 2007. N 3; Рарог А.И. Вина, ответственность и наказание//Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. М., 1988 и др.

В последующих статьях гл.5 УК РФ законодатель раскрывает виды умысла и виды неосторожности. Вместе с тем само по себе определение форм вины, данное в ч.1 ст. 24 УК РФ имеет большое значение. В соответствии с ч.1 ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Согласно ч.2 ст. 5 УК РФ объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Таким образом, законодатель, определяя формы вины (и в последующем раскрывая виды) установил ограниченный круг случаев, когда то или иное психическое отношение лица к происходящим событиям будет являться одним из оснований для привлечения его к уголовной ответственности. При несовпадении отношения лица к событию действительности и законодательно закрепленного условия признаний такого события преступлением, уголовная ответственность наступать не должна.

Форма вины при совершении того или иного противоправного деяния устанавливается не только для правильной квалификации действий (бездействий) лица, но и при установлении иных обстоятельств:
а) при определении рецидива преступления. Согласно ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (см. комментарий к ст. 18 УК РФ);
б) при определении категории преступления. В соответствии со ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой и средней тяжести могут быть признаны как умышленные, так и неосторожные деяния в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, а тяжкие и особо тяжкие преступления совершаются только умышленно (см. комментарий к ст. 15 УК РФ);
в) при определении ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины. Так, согласно ст. 27 УК РФ, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно (см. комментарий к ст. 27 УК РФ);
г) при установлении случаев приготовления к преступлению и покушения на преступление. В соответствии со ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (см. комментарий к ст. 30 УК РФ);
д) при определении соучастия в преступлении. Согласно ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. При этом законодатель усилил форму вины не только совершением умышленного преступления, но и непосредственное участие двух и более лиц умышленно (см. комментарий к ст. 32 УК РФ);
е) для установления эксцесса исполнителя. В соответствии со ст. 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат (см. комментарий к ст. 36 УК РФ);
ж) при определении необходимой обороны. Согласно ч.2 ст. 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства (см. комментарий к ст. 37 УК РФ);
з) для установления случаев превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление — согласно ч.2 ст. 38 УК РФ это явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда (см. комментарий к ст. 38 УК РФ);
и) для установления случаев превышения пределов крайней необходимости — в соответствии с ч.2 ст. 39 УК РФ это такое причинение вреда, которое явно не соответствует характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда (см. комментарий к ст. 39 УК РФ);
к) при определении случаев, когда лицо, совершило умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения — согласно положениям ч.2 ст. 42 УК РФ такое лицо несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность (см. комментарий к ст. 42 УК РФ);
л) при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (см. комментарий к ст. 58 УК РФ);
м) для установления одного из обстоятельств, отягчающих наказание — в соответствии с п.»о» ч.1 ст. 63 УК РФ таким обстоятельством является совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел (см. комментарий к ст. 63 УК РФ);
н) при определении случаев, когда условное осуждение не назначается — так, согласно п.б ч.1 ст. 73 УК РФ при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока при условном осуждении, назначенном за совершение умышленного преступления, либо в течение неотбытой части наказания, назначенного за совершение умышленного преступления, при условно-досрочном освобождении условное осуждение не назначается (см. комментарий к ст. 73 УК РФ);
о) для случаев отмены условного осуждения или продление испытательного срока — в соответствии с ч.4 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести, а также в соответствии с п.»б» ч.7 с.79 УК РФ — когда осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения в таких случаях решается судом. А в соответствии с ч.5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (см. комментарий к ст. 74 и 79 УК РФ);
2. Часть 2 комментируемой статьи устанавливает, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Другие публикации  Договор на аренду квартиры с юридическим лицом образец

Формулировка законодателя позволяет сделать вывод, что любое преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности, кроме случаев, когда только умышленная или только неосторожная вина не закреплены диспозицией соответствующей статьи УК РФ, криминализирующей то или иное деяние (действие или бездействие). При этом неосторожность может быть установлена как в отношении действий, так и в отношении последствий.

Так, ВС РФ в постановлении от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» разъяснил, что исходя из положений ч.2 ст. 24 УК РФ, если в диспозиции статьи гл.26 УК РФ форма вины не конкретизирована, то соответствующее экологическое преступление может быть совершено умышленно или по неосторожности при условии, если об этом свидетельствуют содержание деяния, способы его совершения и иные признаки объективной стороны состава экологического преступления. Например, преступления, предусмотренные ст. 246, ч.2 ст. 247, ч.1 ст. 248, ч.1 и 2 ст. 250 УК РФ, могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности, тогда как преступления, предусмотренные ч.3 ст. 247 УК РФ, ч.2 ст. 248 УК РФ, ч.3 ст. 250 УК РФ, совершаются только по неосторожности.

Кроме того, в качестве примеров, когда деяние совершенное только по неосторожности, признается преступлением, можно привести следующие статьи:
________________
Кроме квалифицированных составов преступлений, предусматривающих причинение по неосторожности того или иного вида ущерба, той или иной степени тяжести вреда здоровью или смерть одного или несколько лиц — например, нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве и эксплуатации объектов атомной энергетики, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека либо радиоактивное заражение окружающей среды — ч.2 ст. 215 УК РФ; неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного — ч.1 ст. 124 УК РФ; незаконные прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии либо отключение их от других источников жизнеобеспечения, совершенные должностным лицом, а равно лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, если это повлекло по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия — ч.1 ст. 215.1 УК РФ и др.

1) ст. 109 УК РФ — причинение смерти по неосторожности.

Так, осужденный М. с целью предотвращения возникшего конфликта нанес А.И.А. удар ладонью в область правой скулы, от которого он упал. При этом смерть А. наступила от закрытой тупой черепно-мозговой травмы, образовавшейся от соударения с дорожным покрытием в результате падения после удара М. и не находится в прямой причинной связи с этим ударом. Действия виновного были верно квалифицированы как причинение смерти по неосторожности, для переквалификации на ч.4 ст. 111 УК РФ не было оснований (см. определение Московского городского суда от 21.01.2013 N 22-216/2013);
2) ст. 118 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Верховный Суд РФ в кассационном определении от 28.11.2012 N 31-О12-33 правомерно отказал в переквалификации действий осужденного по п.»д» ч.2 ст. 105 УК РФ лица на ч.1 ст. 118 УК РФ ввиду доказанности материалами дела умышленности его действий, приведших к смерти потерпевшего;
3) ст. 168 УК РФ — уничтожение или повреждение имущества по неосторожности.

Так, лицо было признано виновным в том, что, будучи в состоянии алкогольного опьянения, допустило неосторожное обращение с огнем, от чего возник пожар, повлекший уничтожение и повреждение чужого имущества (см. определение ВС Чувашской Республики от 01.03.2012 N 22-585). О практике применения ст. 168 УК РФ см. также определение ВС РФ от 27.10.2010 N 10-О10-30 и др.);
4) ст. 347 УК РФ — уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности.

Такие преступления, в соответствии с положением ч.2 ст. 24 УК РФ могут быть совершены только по неосторожности. Исходя из диспозиции данных статей, а также смысла квалифицированных составов, если деяния, составляющие объективную сторону данных составов будут совершены умышленно, действия виновного лица следует квалифицировать по иной статье УК РФ;
5) умышленное причинение смерти — деяние следует квалифицировать по ст. 105 УК РФ.

Так, лицо было осуждено по ч.1 ст. 105 УК РФ за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому лицу, суд надзорной инстанции не усмотрел оснований для переквалификации действий лица по ст. 109 УК РФ (см. постановление Московского городского суда от 25.12.2012 N 4у/3-10459). Также о вопросах квалификации и разграничении данных составов см. определение ВС РФ от 27.12.2012 N 30-О12-15; определение ВС РФ от 28.02.2013 N 21-013-3; определение ВС РФ от 31.05.2012 N 80-О12-5);
6) умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — по ст. 111 УК РФ.

Так, кассационным определением Московского городского суда от 26.09.2012 N 22-12954 отказано в переквалификации действий лица с ч.1 ст. 111 на ст. 118 УК РФ ввиду отсутствия для этого оснований. Кроме того, о квалификации деяний по данным статьям см. определение Ленинградского областного суда от 04.10.2012 N 22-2130/2012, определение Ивановского областного суда от 25.07.2012 по делу N 22-1781 и др.);
7) умышленное уничтожение или повреждение имущества — по ст. 167 УК РФ.

Так, Санкт-Петербургский городской суд кассационным определением от 09.01.2013 N 22-9133/12 оставил без изменения приговор лицу, виновному в умышленном уничтожении чужого имущества. О практике применения ст. 167 УК РФ см. также определение ВС РФ от 14.08.2012 N 41-О12-46; постановление Московского городского суда от 10.12.2012 N 4у/2-9990 и др.);
8) умышленное уничтожение или повреждение военного имущества — по ст. 346 УК РФ.

Консультации и комментарии юристов по ст 24 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 24 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Все права защищены; 2019 Ohrangos.ru