Ohrangos.ru

Юридический журнал

Налог на искусство

Аналитика: Налог на прачечные и туалеты: искусство закошмарить бизнес

В Госдуму поступили поправки в Налоговый кодекс, дающие муниципалитетам право вводить региональные сборы с предпринимателей. Ожидается, что с 2015 года владельцы прачечных, парикмахерских и даже платных туалетов раз в квартал будут платить от 6 до 600 тысяч рублей, при этом в регионах ставки могут быть повышены до 10 раз.

Узнав о нововведениях, предприниматели решили обратиться в правительство и Госдуму с требованиями «не раздевать малый бизнес до нитки».

По мнению представителей малого и среднего бизнеса, взрывной рост налогов нанесет ощутимый удар как по предпринимателям, так и по местным и региональным бюджетам. Такая нагрузка даже по минимальной ставке приведет либо к закрытию ощутимой части компаний, либо к их дроблению и переходу на «серые схемы».

— Эти планы, убежден, не решение проблемы, а удар по малому бизнесу. И денег не соберем, и предпринимателей задушим, — считает председатель Костромского регионального отделения «Деловой России», депутат облдумы Дмитрий Аббакумов.

По мнению его коллеги по парламенту, владельца небольшого мебельного бизнеса Максима Постникова, причина нововведения кроется в быстрорастущем дефиците региональных и местных бюджетов. В ряде регионов дефицит, вызванный экономическим спадом и необходимостью выплачивать повышенные зарплаты бюджетникам по указам президента, вырос до 150 процентов от величины собственных доходов, превратив регионы в банкротов. Но перекладывание ответственности на малый бизнес вряд ли изменит ситуацию к лучшему.

— Малый бизнес очень сильно реагирует на такие моменты. Раньше мы рассчитывали бюджет из стоимости доллара 37,5 рубля, сегодня прогноз до конца года – уже 50 рублей. Большие начальники ошибаются с точностью до 40% в течение двух месяцев. Ситуация становится непредсказуемой. У нас уже был период «закошмаривания» бизнеса в период правления отдельных начальников. Прежде, чем вводить такие вещи, все нужно очень хорошо просчитывать, а таких расчетов серьезно никто в регионах не делал. Мы вынуждены рассматривать перспективы развития по самому пессимистичному сценарию, — считает Постников.

Он отметил, что Ремесленная палата Германии, прежде чем рекомендовать те или иные изменения, занимается детальным изучением возможных последствий. Однако в отдельных отраслях российской экономики такого системного подхода пока не наблюдается.

Все более интересные законы

Утвержденный на должность бизнес-омбудсмена в Костромской области депутат облдумы Сергей Галичев заявил, что на уровне предпринимательского сообщества идея подобного изменения системы налогообложения малого и среднего бизнеса пока не обсуждалась.

— У меня такое впечатление, что депутаты Госдумы вообще не спят, не отдыхают, а все время вносят все более и более интересные законы. То придумают ввести продажу алкоголя с 21 года: умирать за Россию можно с 18 лет, а пить – с 21, то предпримут попытки увеличить налогообложение предпринимателей. Комментировать это очень сложно. Такие попытки были и раньше. К чему это приводит – мы все видим: увеличили отчисления в социальный и пенсионный фонды — стало сразу больше серых зарплат. Любое увеличение налога для предпринимателей приведет только к одному: уходу предпринимателей в тень, — заявил Галичев.

По данным депутатов Костромской областной думы, произошедший в 2013 году рост социальных отчислений привел к тому, что из 29 тысяч малых предприятий и индивидуальных предпринимателей региона около 4 тысяч попросту закрыли бизнес, из них свыше 1,5 тысячи – в Костроме. В итоге ожидаемого роста поступлений в бюджет не произошло.

Кроме этого, при прежней администрации региона не менее 200 предприятий снялись с налогового учета в Костроме и ушли в другие регионы, жалуясь на чрезмерное административное давление властей.

— При сменившем фамилию губернаторе Костромской области мы годами собирали убежавших предпринимателей. Сейчас ситуация только начала выравниваться, а нам вдруг объявляют, что возможно вот такое изменение, — возмутились в региональном парламенте.

Предприниматели уже выказывают озабоченность, сможет ли бизнес выдержать возросшую нагрузку, связанную с переходом на налогообложение недвижимости по кадастровой стоимости, если при этом налоги еще повысятся.

— Регион, который сможет выбить для себя больше федеральных денег, окажется в более выгодном положении по сравнению с тем регионом, который будет вынужден недостающие деньги брать с предпринимателей, которые, в свою очередь, будут вынуждены переходить в другой регион – более богатый. Расслоение между регионами еще увеличится, — убежден Галичев.

К уходу в тень всегда готовы

К росту обязательных платежей бизнес уже начал готовиться. Большинство инвесторов, которые представляют свои проекты на рассмотрение региональных властей, указывают, что в то время как средняя зарплата в регионе составляет около 20 тысяч рублей, сотрудники новых предприятий будут получать зарплату в районе 5-6 тысяч рублей в месяц.

— Это не значит, что они столько людям будут платить. Это значит, что только такая часть зарплаты будет официально облагаться налогом, и это самое страшное, — убеждены в региональном парламенте.

На заседании комитета облдумы по экономической политике и предпринимательству 6 ноября депутаты заявили, что в этом году регион впервые намерен принять «пессимистичный» прогноз социально-экономического развития на ближайшие три года, который в нынешних условиях выглядит «реалистичным». Поэтому прежде, чем вновь «закошмаривать» бизнес новыми налогами, необходимо провести очень серьезные расчеты, чтобы в итоге не оказаться «у разбитого корыта».

Налог на искусство

Искусство платить налоги

Последние изменения в сфере налогового администрирования поставили налогоплательщиков в абсолютно новые условия. С одной стороны, по инициативе Минфина число основных налогов сокращено с 50 до 15, с другой — принят ряд мер, направленных на ужесточение контролирующей деятельности органов МНС. У предприятий остался тот же выбор: либо силами собственной финансовой службы найти допустимую схему оптимизации налоговых отчислений, либо обратиться за поддержкой к консультантам. Однако в любом случае надо быть готовым к исковым заявлениям в суд: только судебная практика создает прецедент по определению допустимости той или иной схемы.

По словам министра финансов РФ Алексея Кудрина, в 2005 году грядут улучшение организационной структуры налоговых органов (в частности, создание отраслевых и межрегиональных налоговых инспекций) и разработка новых стандартов работы. Планируется создавать так называемые «налоговые истории», которые будут отражать в том числе и судебные решения. Стоит отметить, что практика разрешения спорных ситуаций через суды в основном складывается в столице, — региональный бизнес предпочитает не ссориться с налоговиками. Тем не менее в 2004 году число «налоговых» дел только в Новосибирске выросло в три раза. Одним из самых впечатляющих решений стал результат разбирательства, связанного с Новосибирским заводом низковольтной аппаратуры. Заводу, над которым несколько лет висел долг по налогам на сумму более 60 млн руб., удалось доказать в суде неправомерность долга. Налоговики с удивлением признали, что их собственные юристы бессильны в суде перед защитниками интересов НВА. «В последнее время в регионах активизировались компании, помогающие предприятиям освободиться от долгов по налогам», — с досадой заметил начальник Новосибирского управления МНС РФ Владимир Камышан.

В Сибирском федеральном округе ущерб от налоговых преступлений за девять месяцев 2004 года составил 5 млрд 458 млн 979 тыс. рублей. За этот же период было возмещено из этой суммы 2 млрд 709 млн 346 тыс. рублей, или 49,8%. В целом по России процент возмещения по уголовным делам в налоговой сфере за тот же период составил 9,6%.

Источник: комитет статистики Новосибирской области

История разоблачения ЮКОСа и стремление к финансовой прозрачности заставили ряд компаний по-новому взглянуть на свои налоговые отчисления. Аудиторы отмечают, что тот, кто раньше позволял себе уходить от налогов, озадачился тем, чтобы перейти на легальные и прозрачные, но при этом не менее эффективные схемы минимизации. «Когда экономишь на минимизации налогов, то вольно или невольно начинаешь рассчитывать на вырученные в результате деньги и меньше внимания уделяешь снижению издержек. А ведь выигранных таким образом сумм можно в любой момент лишиться в результате судебных разбирательств, а заодно испортить себе репутацию», — отметил гендиректор ОАО «Кузнецкие ферросплавы» Александр Максимов.

Советник налоговой службы РФ I ранга Маргарита Шалюхина объясняет «тягу к законности» тем, что схемы, базирующиеся на несовершенстве законодательства, малоперспективны, так как в любой момент налоговики могут их оспорить. Однако термин «оптимизация налогов» вовсе не означает заведомо криминальную деятельность. «Законодательство позволяет оптимизировать уплату налогов на законных основаниях. Пример тому — переход на упрощенную систему налогообложения», — говорит Шалюхина.

Особенно актуальна проблема создания новой схемы минимизации налоговых отчислений для компаний, выстраивающих финансово прозрачную вертикальную структуру. Эти субъекты экономики сталкиваются с необходимостью практически полностью менять систему внутренних взаимоотношений между юридическими лицами. Чаще всего схемы построения таких взаимоотношений основаны на разграничении функций между входящими в холдинг юридическими лицами, применяющими различные системы налогообложения.

Редакция «СУ» обратилась в финансовые службы крупнейших сибирских предприятий с вопросом: «По каким критериям вы выбираете консультанта по налогам?» Большая часть респондентов ответила, что это «внутрисемейное» дело компании и сторонних специалистов привлекать незачем. В крайнем случае бизнесмены ограничиваются отдельными консультациями.

«Вопрос минимизации налогообложения через налоговое планирование мы решаем сами и умышленно не прибегаем к помощи консультантов. — Говорит гендиректор ООО „РАТМ-Холдинг“ Георгий Глебов. — Москвичи, как правило, предлагают не вполне законные схемы, а позиционируют их как легальные. Я полагаю, что абсолютно законных и эффективных схем минимизации налогов в России в современных условиях вообще нет».

В Сибирской лизинговой компании также опираются только на опыт собственных специалистов: «Мы создали службу внутреннего аудита. Ее цель — правильно структурировать развивающуюся систему, оптимизировать работу финансовой службы и бухгалтерии в соответствии с постоянными изменениями в налоговом законодательстве» — говорит гендиректор компании Дмитрий Малахов.

В компании «Сибконкорд» (Кемерово) приняли компромиссное решение — работу по минимизации налогообложения осуществляют привлеченные специалисты совместно с работниками предприятия. Стремление части региональных компаний держаться за собственных консультантов вполне объяснимо. Маргарита Шалюхина отмечает, что профессиональный уровень специалистов, работающих в штате компаний, существенно вырос. «Нередко компаниям удается переманить специалистов из налоговых органов. Да и вопросы налогового планирования теперь все чаще решает финансовая служба, а не главбух, как было раньше», — отмечает она.

Сегодня консультанты по налогам предлагают компаниям максимально прозрачные механизмы оптимизации налоговых отчислений. Как правило, они строятся на изъянах в законодательстве. Предложение по разработке подобных допустимых схем уже нашло спрос в рамках столичного бизнеса, и теперь московские компании продвигают свои услуги в регионы. С начала года два филиала столичных консалтеров открылись в Красноярске, по одному — в Томске и Кемерове. В Новосибирске готовится к открытию филиал уже третьей консалтинговой компании.

«В регионах много неохваченных клиентов, то есть тех, кто пока всерьез не занимался минимизацией налоговых отчислений. Соответственно, спрос на наши услуги будет расти», — считает руководитель отдела налоговых споров и налогообложения компании «Развитие бизнес-систем» Дмитрий Телипенко.

Принципиальным отличием в работе столичных и местных консультантов является отношение к судам. Регионалы только начинают вводить практику оспаривания налоговых претензий в судебном порядке, москвичи же всегда настраивали своих клиентов на то, что «судов должно быть больше».

Другие публикации  Фильмы агент 007 лицензия на убийство

Как правило, первая встреча клиента с налоговым консультантом посвящена честному обсуждению того, «что ему будет», если тайное станет явным. «Если речь идет о судебных разбирательствах, которыми руководит консультант, то вероятность успеха составляет, как правило, 50/50. Прежде всего я говорю о тех случаях, когда оптимизация оригинальна и нет прецедентов решения в пользу предприятия. При наличии прецедентов вероятность возрастает до 80–90%», — считает Айрат Хабиров («2К-Аудит»). При этом он подчеркивает: «Если вам обещают 100-процентную вероятность выигрыша судебных разбирательств по налоговым долгам, то скорее всего ваш консультант непрофессионален или просто неоткровенен».

Один из способ ов легализовать ту и ли иную схему оптимизации — это наработать судебную практику. Поэтому консалтинговая компания сознательно подталкивает своих клиентов к судебным разбирательствам. «Все еще существует стереотип, который можно охарактеризовать так: „С налоговиками ссориться нежелательно и даже опасно“, — отмечает руководитель юридической компании „АВЕГА“ Екатерина Ролетр. По ее мнению, важно изменить менталитет менеджмента компаний: во-первых, научить применять законные схемы налогообложения, во-вторых, в случае претензий не бояться отстаивать свое мнение в суде.

Впрочем, не все менеджеры готовы к активной судебной деятельности. Как сказала на условиях анонимности директор региональной розничной компании, „мы потеряли столько времени и денег на юристах и консультантах, что отыгранная сумма смотрится просто смешно по сравнению с затраченными средствами. Теперь я понимаю, что в выигрыше оказался только наш консультант — он и денег заработал, и судебную практику пополнил“.

Налоговики готовят ответ

Консультанты сходятся во мнении, что пока органам МНС практически нечего противопоставить тем схемам минимизации налоговых отчислений, которые основываются на противоречиях в законодательстве. Исключение составляет сбор и анализ информации, полученной изо всех регионов в Министерстве по налогам и сборам в Москве. Эта мера повышает информированность налоговиков, а консультантов заставляет оттачивать свое мастерство. „Если раньше один и тот же метод можно было применять по нескольку раз в разных регионах, то сейчас это сделать сложно — нужно постоянно искать новые методы налоговой оптимизации“, — говорят консультанты.

Однако налоговики рассчитывают усилить контроль над бизнесом. После „дела ЮКОСа“ возникла идея пересмотреть вопросы налогообложения и в сфере трансфертного ценообразования, когда компания осуществляет сделки купли-продажи с дочерними предприятиями (подобные схемы подвели ЮКОС). В частности, существует идея расширить перечень бесспорных случаев признания юридических лиц взаимозависимыми. Для совершенствования системы возврата НДС экспортерам предлагается создать единую базу по внешнеэкономической деятельности, электронный учет данных, указанных в счет-фактурах.

Однако территориальные органы МНС не ждут чудес от нового налогового администрирования. „Практика показывает, что ужесточение контроля со стороны государства не всегда приводит к уменьшению числа желающих минимизировать налогообложение, — говорит Маргарита Шалюхина. — На каждую меру со стороны государства компании и их консультанты будут искать новые решения“.

ДМИТРИЙ КУНИЦЫН, начальник аналитического отдела Межрегиональной инспекции МНС России по Сибирскому федеральному округу, советник налоговой службы Российской Федерации II ранга

— Для Российской Федерации проблема уклонения от уплаты налогов по-прежнему актуальна: налогоплательщики разрабатывают различные приемы уклонения от уплаты налогов, а налоговые органы пытаются выявить и пресечь их использование.

Можно на абсолютно законных основаниях добиться изменения структуры налоговых обязательств по видам налогов, времени и места их возникновения, а также изменения размера и сроков исполнения (уплаты) налоговых обязательств. Однако использование даже абсолютно законных методов налоговой оптимизации не всегда способствует реализации государственных интересов, построению экономически эффективной и социально справедливой налоговой системы.

В связи с этим в налоговых органах постоянно осуществляется мониторинг схем, применяемых налогоплательщиками для уклонения от уплаты налогов. Результаты данного мониторинга обобщаются и используются либо для разработки законопроектов, позволяющих ликвидировать имеющиеся пробелы или недостатки в налоговом законодательстве, либо направляются нижестоящим налоговым органам в виде соответствующих обзоров, содержащих перечень конкретных мероприятий, выполнение которых необходимо для пресечения уклонения от уплаты налогов.

Эта работа уже принесла определенные результаты. В частности, сдвинулось с мертвой точки решение таких проблем, как проплата налогов через „проблемные банки“ без фактического наличия и движения денежных средств, отнесение на расходы затрат и возмещение сумм НДС, уплаченных фирмам-„однодневкам“ и незарегистрированным компаниям и т. д.

По мере изменения налогового законодательства, социально-экономических и правовых условий деятельности, безусловно, изменяются и применяемые налогоплательщиками схемы. Например, если ранее широкое распространение имели так называемые „страховые схемы“ уклонения от уплаты налогов с заработной платы, то сейчас их применение законодательством ограничено — это привело к невыгодности их внедрения и использования. Однако некоторые незаконные методы в нынешних условиях оказываются очень живучими (например, организация работы через фирмы-„однодневки“).

Существует еще один аспект внедрения и использования налоговых схем — отраслевой. В зависимости от отрасли, особенностей финансово-хозяйственной деятельности конкретной компании, а также общей стратегии развития предприятия, применяются различные методы налоговой оптимизации. Так, организации розничной торговли могут использовать в целях налоговой оптимизации применение упрощенной системы налогообложения, в то время как использование офшоров — удел крупных торгово-промышленных компаний.

Кстати, офшоры являются головной болью не только налоговых органов России, но и, наверное, большинства стран с высоким уровнем налогообложения. Использование офшоров в ряде случаев позволяет компаниям снизить размеры налоговых платежей не только по налогам с прибыли (дохода), но также по косвенным налогам и таможенным платежам.

В связи с этим даже компании, для которых актуальна финансовая прозрачность, имеют определенную возможность для налоговой оптимизации без ухудшения финансовых показателей.

Конечно, использование налоговых схем предполагает хорошую юридическую базу, в связи с чем многие компании для разработки и поддержки налоговых схем привлекают специализированные консалтинговые и юридические фирмы. Однако даже рекомендации «специалистов» не всегда бывают юридически грамотными. Тем более что они основаны на анализе формы, а не существа тех или иных отношений. Хотелось бы напомнить, что по решению суда может быть изменена юридическая квалификация сделки, она может быть признана также мнимой или притворной с вытекающими отсюда последствиями. Приведу только один пример. До недавнего времени некоторые доверчивые налогоплательщики попадались на предложения мошенников по возмещению НДС при лжеэкспорте. Однако, после усиления контроля налоговых органов получили распространение «игрушечные» схемы, основанные на передаче давальческого сырья для производства игрушек. Нет необходимости говорить, что все операции осуществляются только на бумаге с использованием фирм-однодневок. Несмотря на формальное соблюдение всех условий для возмещения НДС, налоговые органы сумели доказать недобросовестность налогоплательщиков и притворность сделок.

Примеров судебной практики, основанной на анализе не формы, а существа отношений в последнее время стало вполне достаточно, чтобы поумерить пыл некоторых особо рьяных налоговых оптимизаторов.

СЕРГЕЙ АЛДОХИН, начальник отдела налогового консалтинга ООО «Компания Брокеркредитсервис»

— Выбирая консультанта, необходимо удостовериться в наличии квалификации и опыта работы, но есть ряд и других немаловажных моментов. Хотелось бы отметить и различия в подходах к консультированию. Кто-то консультирует, основываясь на письмах и методичках МНС и Минфина, кто-то — исходя из собственного опыта и знаний. Оптимальный вариант — при анализе того или иного вопроса ориентироваться на законодательство и арбитражную практику или предположить варианты раз реше ния того или иного спорного вопроса судебными органами.

Кроме того, хотелось бы предостеречь от консультантов, которые стараются угодить клиенту, выдавая желаемое за действительное. По итогам анализа того или иного вопроса рекомендация может быть отрицательной — в тех случаях, когда то, что хочет получить клиент, некорректно и риски весьма велики. Подобные ситуации возникают довольно часто.

При этом приходилось сталкиваться с ситуациями, когда аудиторы или консультанты поддерживали желание клиента и на основании подобных заключений принимались ошибочные решения. Нужно понимать, что если консультант всегда подтверждает мнение клиента, значит, он где-то лукавит и не предупреждает о возможных неблагоприятных последствиях.

Квалификация местных и московских консультантов и аудиторских компаний фактически не отличается. Основные различия заключаются в масштабах московских/федеральных компаний. У них больший штат специалистов, как правило, серьезные административные, финансовые кадровые ресурсы.

Крупные компании могут пойти и по пути создания у себя на базе специализированных налоговых отделов. Если эти отделы и их работники решают вопросы ОПТИМИЗАЦИИ, а не УКЛОНЕНИЯ, то это один вариант. Для большей эффективности работы они также прибегают к услугам сторонних организаций и специалистов, чему есть конкретные примеры. Если же способы снижения налогов в основном ограничиваются использованием «однодневок», то ни к чему хорошему в дальнейшем такая «оптимизация» не приведет

Налог на искусство

Доклад на Научно-практической конференции «Искусство и право: тенденции и формы интеграции», Москва, Российская академия художеств, март 2015г.

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВОБОДНЫХ ХУДОЖНИКОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Доклад на Научно-практической конференции «Искусство и право: тенденции и формы интеграции», Москва, Российская академия художеств, март 2015г.
http://markovphoto.ning.com/page/6573383:Page:6816

Сегодня многие представители творческих профессий – художники, дизайнеры, фотографы, архитекторы осуществляют свою деятельность не связывая себя обязательными трудовыми узами и не боясь привлечения к ответственности за «тунеядство». К счастью, эти времена прошли, статью 209 Уголовного кодекса РСФСР отменили еще в 1991г. и свободного художника уже официально не могут упрекнуть в том, что он нигде не работает.
Открытие границ для поездок, стремительное развитие Интернета расширили возможности людей творческих профессий для общения, показа своих работ, получения заказов и интеграции в мировое творческое сообщество.
Отдавая дань моде, засорять русский язык иностранными словами, многие представители творческих профессий стали называть себя «фрилансерами», правда не всегда понимая смысл этого термина.
Появилось целое сообщество людей свободных профессий. Сегодня в России их число приближается к 3-м миллионам, что составляет 4,2% от работающего населения страны, при этом 35% из них, т.е. около 1 миллиона человек – художники, дизайнеры, архитекторы, фотографы в возрасте до 32 лет. В сети Internet существуют сайты, своего рода биржи фрилансеров и их популярность постоянно растет.
Часть студентов творческих вузов отправляются в «свободное плавание» сразу после выпуска. Профессионалы нередко переходят в разряд фрилансеров после нескольких лет работы в дизайнерских и архитектурных бюро.
Чем же так привлекает эта форма творческой деятельности?
Отсутствие трудовых отношений с заказчиком дает художнику определенную свободу в выборе работы, свободу в выборе времени ее выполнения.
В этих условиях художник становится хозяином своего времени:
— нет необходимости каждый день ездить на работу и тратить на поездки время и деньги, работать можно в удобном для себя режиме;
— не надо соблюдать дресс-код и другие офисные стандарты, работу можно выполнять в привычных для себя условиях мастерской или дома на удаленном доступе.
Еще одним существенным плюсом являются заработки. Работа свободного художника приносит в среднем в 1,5-2 раза больше, чем зарплата художника состоящего в трудовых отношениях с работодателем. В 2014г. средняя месячная зарплата художников, задекларированная работодателями в налоговых органах Российской Федерации составила 22-30тыс. рублей, в зависимости от региона.
Однако, не все так идеально, как кажется на первый взгляд.
Далеко не каждый художник имеют мастерскую или место для работы в домашних условиях. Встречаются случаи непонимания со стороны родных, что художник работает дома, да еще ночью. Доходит до того, что его начинают считать бездельником со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Нередко отношения между заказчиками и фрилансерами носят бездоговорный характер, как говориться, строятся “на доверии” или “на честном слове”. Причин этому много: срочность работы, экономия времени за счет передачи документов и т.п.
В этой ситуации фрилансер работает на свой страх и риск. В результате после завершения работы можно не получить от заказчика того, на что расчитывал или вообще остаться без денег.
Безусловно, не все заказчики нечестные. И все таки лучше устанавливать с заказчиком договорные отношения.
С фрилансером, как с физическим лицом , заключается гражданско-правовой договор (договор подряда, договор на оказание услуг или договор авторского заказа).
Следует отметить, что договор с дистанционным работником, предусмотренный российским трудовым законодательством, это не договор с фрилансерм.
Несмотря на некоторую схожесть, договор о дистанционной работе заключается с работником с учетом всех требований Трудового кодекса Российской Федерации.
Освобождаясь от пут «трудового контракта», художник-фрилансер фактически лишается социальной поддержки. Заболели — никто не оплатит больничный. Никто не оплатит отпуск. Да и отпуска бывают не регулярно. А налоги и пенсионные отчисления. С ними придется разбираться самому или нанимать специалиста.
На этом следует остановиться подробнее.
Позиция налоговых органов в отношении «свободных художников», осуществляющих продажу своих произведений самостоятельно, простая:
если не адвокат или нотариус, значит предприниматель без образования юридического лица, должен платить соответствующие налоги и быть зарегистрированным.
Доходит до смешного, когда у художника спрашивают, почему у него нет кассового аппарата?
Были случаи, когда художников пытались привлечь к административной, а иногда и уголовной ответственности за якобы незаконную предпринимательскую деятельность. Причем сатьей 14.1 (пункт.1) Кодекса об административных правонарушениях РФ за незаконную предпринимательскую деятельность для физических лиц предусмотрено наказание в виде штрафа от 500 до 2000 руб, а в соответствии с пунктом 1 статьи 171«Незаконное предпринимательство» Уголовного кодекса РФ от штрафа в размере до 300 000 рублей до ареста на срок до шести месяцев.
Согласно ст. 2 Гражданского кодекса РФ, «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателя.
Не является предпринимательской деятельность, связанная с осуществлением функций по трудовому контракту (договору), а также выполнение обязанностей, вытекающих из разовых гражданско-правовых договоров».
К сожалению, российским законодательством не закреплено, что деятельность по реализации творческими деятелями их интеллектуальной собственности, созданной лично или в соавторстве, не является предпринимательской.
По мнению Министерства финансов РФ, необходимость в регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, у физического лица возникает при наличии в действиях гражданина следующих признаков:
— изготовление или приобретение имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации;
— хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок;
— взаимосвязанность всех совершаемых физическим лицом в определенный период времени сделок;
— устойчивые связи с продавцами, покупателями, прочими контрагентами.
При наличии достаточных оснований считать, что вышеуказанные признаки имеются в наличии, физическое лицо обязано зарегистрироваться в качестве предпринимателя без образования юридического лица.
Что же считать достаточными основаниями применительно к художнику?
Если художник эпизодически (несколько раз в год) самостоятельно продает свои работы, то говорить о предпринимательской деятельности здесь не приходится.
Но налоги с полученных денежных средств необходимо платить.
Если же самостоятельная продажа художественных произведений носит систематический характер и приносит ощутимый доход, то стоит подумать о регистрации в качестве предпринимателя без образования юридического лица.
В условиях действующего законодательства это позволит избежать неприятностей с налоговыми и правоохранительными органами и обеспечит нормальное пенсионное и медицинское страхование.
Другое дело, если художник продает свои работы через художественную галерею, салон, магазин или передает их юридическому лицу по гражданско-правовому договору. Здесь он обязан настоять, чтобы все налоги оплачивала организация при выплате ему вознаграждения.
Если не получается, то надо быть готовым представить декларацию о доходах за прошедший год в налоговую инспекцию по месту жительства.
Однако, у свободного художника остается проблема с Пенсионным фондом России. Вот здесь необходимо зарегистрироваться и производить взносы самостоятельно. При выходе на пенсию свободный художник сталкивается с проблемой доказывания продолжительности своего трудового стажа.
тут уже может наступить последствия в виде административной ответственности п. 1 ст. 14.1 КоАП РФ от 500 до 2000 руб, или если доходы за год свыше 1,5 млн рублей до уголовной ответственности п 1 ст. 171 «Незаконное предпринимательство» УК РФ от штрафа в 300 000 руб до ареста на срок 6 месяцев.

Другие публикации  Трудовой договор понятия условия

Налоги на искусство

Невзирая на кризисные явления, налоговые льготы в области искусства в западных странах пока остаются щедрыми. Стремление государств сохранить национальное художественное наследие выражается во множестве налоговых послаблений при владении произведениями искусства и передаче их по наследству либо при дарении государственным институциям. Тем временем в России наконец принят закон о меценатстве, он определил юридический статус частных лиц, помогающих культуре, но пока не предоставил им никаких налоговых льгот.

За что платят коллекционеры в России и мире

В ответ на финансовый кризис по всему миру правительства принимают те или иные «строгие экономические меры» — от снижения государственных расходов до повышения размера налогов. От этого неизбежно страдают богатые: в ряде стран эта тенденция приводит к увеличению налогов на наследство и богатство. Однако в большинстве случаев тенденция не коснулась предметов искусства, находящихся в руках отдельных коллекционеров. Отчасти это объясняется пониманием вклада, который вносит торговля искусством в экономику, и того значения, которое имеет сохранение произведений внутри страны. Фактически в последнее время во многих западных странах произошло снижение или усовершенствование налоговых ставок в целях поддержки частных и государственных коллекций произведений искусства. Были введены стимулирующие меры — более активные в Великобритании и США, чем в странах континентальной Европы. Россия тоже сделала шаг в этом направлении, пока, правда, очень небольшой.

Россия: проблемы ввоза и вывоза

По некоторым параметрам, например отсутствие налога на богатство и наследование произведений искусства, Россия кажется страной, удобной для коллекционеров. В то же время у нас не предусмотрено никаких налоговых льгот для дарителей художественных ценностей и меценатов, а налог на коммерческий ввоз произведений заметно затрудняет оборот произведений искусства.

В проекте закона о меценатской деятельности, внесенном в Госдуму в апреле 2013 года, предлагалось «предоставлять меценату право включать средства, направляемые получателям меценатской поддержки, в состав внереализационных расходов в том отчетном периоде, в котором были произведены соответствующие расходы, в размере, не превышающем 10% полученной в этом периоде налогооблагаемой прибыли, исчисленной без учета указанных расходов». Однако в окончательном варианте закона, принятом 4 ноября 2014 года, такой статьи нет, а единственной мерой государственного стимулирования меценатской деятельности являются расплывчатые «меры экономической поддержки меценатов и получателей меценатской поддержки в соответствии с законодательством РФ, установление и присуждение меценатам наград и почетных званий». Правда, думский Комитет по культуре рассчитывает в 2015 году принять две поправки к закону: одну — по налоговым льготам, другую — по упрощению для меценатов-иностранцев получения въездных виз, разрешения на работу и гражданства.

Налог при перепродаже произведений искусства в России рассчитывается по тем же ставкам и правилам, что при продаже квартир или машин. Если имущество находилось в собственности продавца более трех лет, доход от его реализации освобождается от налогообложения. Если менее трех лет — ставка налога для резидентов РФ составляет 13%, однако можно воспользоваться налоговым вычетом (уменьшить налогооблагаемую сумму, но не более чем на 250 тыс. руб.). Физические лица, получающие доход от продажи имущества (скажем, картин), обязаны самостоятельно исчислять налоги и предоставлять декларацию в налоговые органы.

Камнем преткновения в российском обороте искусства является закон о ввозе-вывозе культурных ценностей. Вывозить произведения искусства возрастом старше 100 лет из России не то чтобы дорого, а просто нельзя (разве что по специальному разрешению Министерства культуры). Постоянный ввоз возможен: согласно действующим таможенным правилам ввозимые в страну произведения искусства могут как облагаться, так и не облагаться налогами.

Юридическое лицо, ввозящее предмет, признанный письмом Министерства культуры «культурной ценностью» (обычно в таком случае предмету более 100 лет и он создан известным автором) или «предметом культурного назначения» (предмету менее 100 лет или автор его неизвестен), в любом случае платит 18% НДС от стоимости и 0% таможенной пошлины. Никаких ограничений по дальнейшему обороту не предусмотрено.

Если произведение искусства ввозит физическое лицо, причем для личного использования, при условии декларирования и регистрации оно не подлежит налогообложению и ввозится бесплатно. Если же физическое лицо привозит культурную ценность или предмет культурного назначения для дальнейшей продажи («с выпуском в свободное обращение»), нужно уплатить пошлину 30% от стоимости произведения (за нее принимается сумма, поставленная в документах о покупке на аукционе или у галериста, НДС в этом случае равен нулю). На произведения искусства стоимостью менее $10 тыс. и весом менее 10 кг (причем привезенные на самолете) это правило не распространяется, их можно ввозить, уплатив лишь совсем небольшие таможенные сборы.

На осеннем Антикварном салоне в Центральном доме художника распространился слух, будто один из уважаемых арт-дилеров, покупавший картины на лондонских аукционах и в парижских галереях, ввозивший их «для личного использования» и тут же перепродававший (ничего ужасного, так на русском рынке делает 90% участников, иначе произведений искусства для продажи просто неоткуда будет взять), подвергся за это неким преследованиям. В результате многие крупные антиквары выставляться на салоне поостереглись, а другие не показали новых, недавно привезенных в Россию картин.

Законом действительно предусмотрена административная ответственность за «недостоверное декларирование». Она грозит штрафом или даже конфискацией недостоверно задекларированного имущества. Но для этого должны быть доказаны неоднократные и системные факты того, что частное лицо, беспошлинно ввозящее культурные ценности, на самом деле ведет предпринимательскую деятельность и получает с этого прибыль. Сделать это непросто (хотя бы потому, что при купле-продаже искусства в России и продавцы и покупатели нередко не оформляют никаких документов). Контроль за тем, как используется ввезенное, может вестись таможней «в течение трех лет после выпуска товара» (произведения искусства и предметы коллекционирования относятся к «товарной номенклатуре 97»), после чего претензий к владельцу быть не может.

Благодарим за помощь в подготовке материала Анастасию Нариманову, директора Международной ярмарки изящных искусств.

Великобритания: главные схемы

Британия предоставляет широкий набор налоговых стимулов для владельцев искусства, главным образом это касается налогов на наследство и на прирост капитала, а с недавних пор и подоходного налога.

Наиболее известна налоговая схема «принятие вместо» (acceptance-in-lieu), ее вариант существует в Великобритании более 100 лет. По этой схеме наследник может передавать произведения искусства в государственную собственность, при этом рыночная стоимость произведения вычитается из суммы налога на наследство (текущая налоговая ставка равна 40%). Статус предметов, которые могут приниматься вместо налога, должен быть «исключительным», то есть произведение обязано иметь особое значение либо само по себе, либо в сочетании с другими предметами. Даритель может указывать институцию, которая получит произведение искусства, хотя это не обязательно.

Есть и другая схема (называемая «условное освобождение») для льгот по налогу на наследство, касающаяся произведений искусства, если они «имеют культурно-историческое значение». Такая схема позволяет произведению перейти к наследнику без уплаты налога при условии, что тот разрешит разумный доступ публики к нему (в форме частных показов или предоставления его во временное пользование культурными институциям) и будет принимать меры по его сохранению.

Другие публикации  Заявление на обс

Льгота по налогу на наследство также возможна, если произведение искусства после смерти его владельца передается в дар благотворительному учреждению. Тогда этот объект освобождается от налога на наследство, и если стоимость подаренного составляет больше чем 10% от стоимости наследства, то налоговая ставка, применяемая к этому наследству, сокращается на 10% (при текущих ставках 36%, а не 40% от стоимости имущества, подлежащего налогообложению). В этом случае произведению не обязательно быть «исключительным» по качеству и значению.
До недавнего времени в Великобрита­нии никаких льгот по подоходному налогу для меценатов-дарителей не было. Но, после того как галереи и музеи провели ряд кампаний, в апреле 2012 года была введена «схема передачи в дар предметов культуры». Она работает так же, как схема «принятия вместо», и дает возможность меценату дарить произведения искусства (опять же при условии, что они считаются исключительными) и получать льготы по подоходному налогу или налогу на прирост капитала либо в год дарения, либо в любой год из последующих четырех лет. Сумма льготы подсчитывается из расчета 30% от стоимости произведения на рынке.

В Великобритании льготы касаются не только физических лиц, но и учреждений — галереям и музеям возвращается НДС с их приобретений.

Ввоз произведений искусства (не из стран Европейского Союза) облагается по сниженной налоговой ставке в 5%.

США: страна филантропов

Соединенные Штаты часто называют страной филантропов. По сравнению с Великобританией налоговые льготы в США гораздо более щедры с точки зрения того, какого рода искусство можно дарить, здесь не существует эквивалента проверки на исключительность. Но правила применения разнообразных льгот сложны и зависят, например, от того, какое учреждение получает произведение искусства и как это произведение было изначально приобретено дарителем. Налоговая льгота может быть реализована в виде вычета из чистого дохода физического лица или из налога на наследство (федеральный налог на наследство составляет 40% при суммах свыше $5,34 млн).

Для этого обязательно требуется тщательное изучение реальной рыночной стоимости произведения. Для пожертвований на сумму свыше $5 тыс. требуется «профессиональная оценка стоимости» квалифицированным специалистом. Величина льготы зависит от двух факторов. Первый — «формат» владения искусством. Если оно в собственности более одного года, квалифицируется как капитальный актив и является «предметом коллекционирования», льгота больше. Если создано дарителем, хранилось как товарно-материальная ценность у арт-дилера или им владели менее одного года до времени пожертвования — меньше. Второй фактор — статус организации, получающей дар. Если это публичная организация или благотворительный фонд, льгота будет выше; если частный закрытый фонд — льгота сокращается. Налогов на ввоз или вывоз искусства в США нет.

ЕС: варианты стимулирования

В странах ЕС налоговые льготы в области искусства пока менее разработаны, чем в Великобритании и США. Правительства опасаются социальных последствий, связанных с поддержкой личной собственности. Тем не менее решение правительства Франции исключить искусство из налога на богатство в конце 2012 года демонстрирует понимание важности этого вопроса.

Франция наряду с Великобританией исторически является самым большим рынком искусства и антиквариата в Европе. Здесь основные налоговые льготы для частных коллекционеров связаны с их меценатской поддержкой государственных собраний и представляют собой эквивалент схемы «принятия вместо» (введенной в 1968 году), причем ценность предмета дарения определяет правительственная комиссия. Любые дары искусства государству во Франции также освобождаются от налога на наследство, а дарителю разрешается держать такие работы у себя до смерти обоих супругов.

В Германии и в Италии действуют льготные вычеты из налога на наследство, аналогичные британскому «условному освобождению». В Германии требуется, чтобы любой доход, полученный от предоставления доступа к произведению искусства, был меньше затрат на его содержание, а в Италии, как ни странно, нет необходимости разрешать общественный доступ к ценному артефакту. Как правило, произведение искусства, приобретенное коллекционером, облагается по обычной ставке НДС (в Великобритании, например, она составляет 20%). Однако в случае если коллекционер ввозит произведение искусства из стран, не входящих в ЕС, применяются пониженные ставки НДС. Выше всего они в Италии и Испании — 10%. Для Франции ставка составляет 5,5%; недавно в соответствии с ней, с 10 до 5,5%, была понижена ставка НДС при прямых продажах произведений авторами.

Несмотря на то что мы предприняли все усилия, чтобы информация была проверенной и свежей, вы можете использовать ее только в ознакомительных целях.

Льготы и запреты: новости налогообложения

Обсуждение проблем, связанных с налогами на искусство, иногда вызывает бурную реакцию в арт-кругах.

Германия: новый режим НДС

Федеральная немецкая ассоциация галерей и арт-дилеров заявила, что новый режим НДС, попытка введения которого была предпринята федеральным правительством под давлением ЕС в январе 2014 года, привел к «хаосу» на арт-рынке.

Федеральное правительство планировало поднять ставку НДС на продажу предметов искусства с 7% до общей — 19%. Негативный эффект должен был нивелироваться принятием французской модели, при которой ставка НДС от продажи произведений искусства «аккредитованными продавцами» рассчитывается не на основе стоимости предмета, а исходя из «твердой маржи» полученного дохода, зафиксированной на уровне 30% от продажной цены. Во Франции для того, чтобы считаться «аккредитованным», продавец должен предоставить доказательства деятельности по продвижению художников, например организации выставок, участия в ярмарках искусства или публикации каталогов. Французская модель должна была вступить в силу в Германии 1 января 2014 года, но в последний момент ее заблокировали министры финансов федеральных земель. Теперь арт-дилеры утверждают, что не знают, что делать: платить ли НДС по полной ставке на всю цену предмета или только на «твердую маржу» дохода от продажи. Изабель Спайсер

Гонконг: минимум налогов и фрипорты

Многие считают Гонконг своего рода Эльдорадо арт-рынка — с этим легко согласиться, если учесть минимальное налогообложение как юридических лиц, ведущих деятельность на его территории, так и богатых физических лиц. Здесь нет ввозных пошлин на произведения искусства и нет НДС. Не существует «авторских прав» при перепродаже произведений искусства, по которым художник получает определенный процент. Резиденты страны не платят налогов на доход от прироста капитала, на наследование и подарки. А подоходный налог и налоги на предпринимательскую деятельность низкие (подоходный налог по скользящей шкале от 2 до 17%, налоги на предпринимательскую деятельность — 15–16,5%).

Продажа произведений искусства резидентами налогом не облагается, для нерезидентов ставки мизерны. Поэтому для галерей из Лондона и Нью-Йорка выгодно открывать филиалы в Гонконге. Немало европейских галерей уже обзавелись здесь отделениями — правда, далеко не все смогли сделать это в центральных и престижных районах, где препятствием стала заоблачная цена недвижимости.

Правительство Гонконга стимулирует благотворительность. Денежные пожертвования или дарение произведений искусства позволяют уменьшить налоговые вычеты до 35% от налогооблагаемого дохода или прибыли. С финансовой точки зрения Гон­конг остается исключительно привлекатель­ным, в том числе по сравнению с остальным регионом. Материковая часть Китая может похвастать своими свободными экономическими зонами, есть планы по созданию порта свободной торговли в столице (хотя они были отложены), а Christie’s и Sotheby’s докладывают о стабильных продажах в Шанхае и Пекине. Однако сочетание ввозных пошлин, сложной таможенной системы, цензурирования определенных произведений искусства и высоких налогов на доходы и собственность приводит к закрытию некоторых галерей на материке и переезду дилеров и художников, в частности, в Гонконг. Изабель Офруа

Италия: крупные льготы для меценатов

Самое последнее изменение в итальянском налоговом законодательстве — принятие исторического законодательного акта, внесенного этим летом на рассмотрение министром культуры Дарио Франческини. Одна из важнейших инициатив акта — проект Art Bonus, система налоговых послаблений для физических лиц и предприятий в целях поощрения пожертвований государственным музеям, археологическим памятникам, библиотекам и государственным архивам, а также поддержания и реставрации объектов культурного наследия.

Физические лица могут получить 65% налогового вычета в 2014 и 2015 годах и 50% вычета в 2016-м за пожертвования в размере 15% их годового налого­облагаемого дохода. То же самое относится к предприятиям, жертвующим сумму до 0,5% своего годового оборота. Многие усматривают в принятии нового закона признание правительством потребности в немедленной помощи со стороны частных лиц в поддержке культурного наследия страны и ее многочисленных институций, находящихся в бедственном положении.

Прежде частные пожертвования в области культуры в Италии традиционно рассматривались с крайним подозрением, в отличие от Великобритании и США, где частное спонсорство всегда активно поощрялось. Кроме того, налоговый вычет для частных лиц и некоммерческих организаций допускался всего лишь в размере 19% от стоимости предмета дарения (деньгами или произведениями искусства). В результате общая сумма пожертвований от частных лиц из года в год сокращалась. Эрманно Риветти

Сингапур: земля в обмен на искусство

В Сингапуре действует один из самых благоприятных режимов налогообложения, максимальный предел подоходного налога составляет здесь 20%. Не существует налогов на богатство, наследство и доход от прироста капитала, что привлекает капитал со всего мира.

В 2012 году каждый 30-й гражданин Сингапура был долларовым миллионером, многие являются коллекционерами произведений искусства, поэтому правительство предоставляет ряд стимулов для поощрения благотворительной деятельности. Предприятия и физические лица могут либо дарить произведения искусства государственным учреждениям, либо заказывать и выставлять их для публичного показа — и получать вычеты из налого­облагаемой базы.
Кроме того, мелкие и средние предприятия, затеявшие некий художественный проект, могут получать субсидии из специального фонда, недавно созданного правительством. Крупным компаниям, например застройщикам, предлагается выставлять для публичного показа произведения искусства и получать дополнительные земельные участки. Именно поэтому в Сингапуре сейчас так много уличной скульптуры.

Тем не менее коллекционеры и продавцы искусства меньше довольны налогами, применяемыми к арт-рынку: импортируемые произведения искусства облагаются 7% НДС (или 7% ввозной пошлины). Правда, с 2010 года коллекционеры получили возможность избегать этих трат: неподалеку от аэропорта Чанджи построен «фрипорт», созданный по образцу порто-франко Женевы. На трех уровнях располагается 24 демонстрационных зала, в них проходит показ работ клиентов и аукционных домов и организуются выставки и продажи. Если произведения находятся здесь, то они не облагаются НДС и ввозными пошлинами, поэтому теперь многие инвесторы предпочитают покупать произведения за границей и доставлять их сюда. Марион Зимфель

США: борьба за право следования

Федеральный закон об «авторских правах» для художников, то есть возможность для автора получать свою долю при перепродажах его произведений, был принят в США совсем недавно — в феврале 2014 года. И уже летом конгресс рассматривал возможность поправок к нему: предлагалось повысить долю отчислений (сейчас авторы получают 5% от стоимости перепродажи произведения на аукционе на сумму более чем $5 тыс. и до $35 тыс.) и понизить налоги на них. Хелен Стоилас

Благодарим за помощь в подготовке материала Марину Капьеву, эксперта по налоговому законодательству.

Все права защищены; 2019 Ohrangos.ru