Ohrangos.ru

Юридический журнал

Негаторный иск по сервитуту

Негаторный иск по сервитуту

Негаторный иск / ВЕЩНО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО (автор: Муллануров А.А.)

Статья 304 Гражданского кодекса РФ наделяет собственника возможностью требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Нарушение прав собственника, не связанных с лишением владения, касаются двух других его правомочий – права пользования и права распоряжения. Защита этих прав от нарушений, устранение препятствий к их осуществлению производятся с помощью негаторного иска.

Такой способ защиты права собственности тоже был известен ещё римскому праву, о чём свидетельствует и его название (« actio negatoria » – буквально «отрицающий иск»).

Субъектом негаторного иска является собственник или титульный владелец, сохраняющий вещь в своём владении, но испытывающий препятствия в пользовании или распоряжении ей. Субъектом обязанности признаётся нарушитель прав собственника, действующий незаконно. Объект негаторного иска представляет собой устранение длящегося правонарушения на момент предъявления иска. Поэтому к негаторному иску не применяются правила исковой давности. Требование об устранении препятствий в пользовании можно предъявить в любой момент пока сохраняется нарушение.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права собственности, негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препятствовать пользованию имуществом.

Если препятствование в осуществлении правомочий собственника создаётся правомерными действиями (например, прокладывается траншея вблизи домовладения с разрешения соответствующих государственных органов), предъявлять негаторный иск нельзя. Придётся либо оспаривать законность таких действий (но не с помощью негаторного иска), либо претерпевать их последствия.

Большее распространение данный иск получил после введения в действие главы 17 ГК РФ. В частности, негаторный иск стал основным способом защиты собственника от действий владельца сервитута (ст. 274, 277 ГК РФ), где устанавливается право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут).

Также негаторный иск может быть предъявлен в отношении прекращения сервитута (ст. 276 ГК РФ).

По требованию собственника земельного участка, обременённого сервитутом, сервитут может быть прекращён ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен. Также в случаях, когда земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому лицу, в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии с назначением участка, собственник вправе требовать по суду прекращения сервитута.

Необходимо отметить, что виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут предъявлять не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество – все законные владельцы. К их числу отнесены субъекты как вещных прав пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и иных, так и субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики).

При этом титульные (законные) владельцы, обладающие имуществом в силу закона или договора, в период действия своего права могут защищать своё право владения имуществом даже против его собственника. В силу этого можно говорить об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения [1] .

По смыслу закона удовлетворение негаторного иска не ставится в зависимость от виновности третьего лица, создающего своим поведением препятствия в осуществлении права собственности. Однако, если указанные действия причинили собственнику убытки, последние могут быть взысканы с третьего лица лишь на основании ст. 1064 ГК РФ, т.е. при наличии вины третьего лица. Если третье лицо докажет правомерность своего поведения, негаторный иск удовлетворению не подлежит.

ООО обратилось в арбитражный суд с иском к ответчику о пресечении незаконных действий. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Истец подал кассационную жалобу. ФАС Уральского округа своим постановлением решение суда первой инстанции отменил из следующих соображений.

Из материалов дела следует, что истец является собственником помещения на 4-м этаже здания . Ответчик владеет нижними этажами, центральным входом в здание и препятствует доступу истца в принадлежащее ему помещение на 4-м этаже. Иск ООО направлен на прекращение действий, не носящих характер правонарушений, но выходящих за пределы разумности и добросовестности. Заявленные требования об устранении нарушений, не связанных с лишением владения, были удовлетворены (Постановление ФАС Уральского округа от 15 ноября 2000 г. № Ф09-1693/2000ГК).

[1] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. / Под ред. О.Н. Садикова – М., 1997. – С. 552.

Проблема применимости негаторного иска для защиты сервитутов в российском праве

В настоящее время бесспорным является факт возвращения сервитутов в сферу российского права. Традиционным средством для их защиты является негаторный иск. Но применима ли его формула для защиты той модели сервитутов, которые установлены российским правом?
Принятая в 1994 г. первая часть Гражданского кодекса РФ вернула в гражданский оборот право сервитута. В отечественной юриспруденции средством защиты сервитутов традиционно считается негаторный иск (ст. 304 ГК РФ).
Негаторным иском называется внедоговорное требование владеющего собственника к невладеющему несобственнику о прекращении причинения различных фактических помех и стеснений в отношении спорной вещи, не связанных с отрицанием права, принадлежащего собственнику, или лишением его владения.
Негаторный иск — это титульный иск, поэтому его вправе заявлять только собственник (ст. 301 ГК РФ) либо титульный (в том числе и на основании обязательства) владелец (ст. 305 ГК РФ), защищающий свое право владения.
Часть 1 ст. 216 ГК РФ относит сервитут к числу вещных прав. В то же время ч. 4 той же статьи устанавливает правило о том, что «вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса». Но статья 305 ГК РФ содержит положение, которое изменяет общепринятый взгляд на защиту права сервитута. Дело в том, что эта статья связывает возможность применения титульным владельцем виндикационного или негаторного иска только с ситуацией, когда он «владеет имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором». Титульный владелец имеет право «на защиту его владения также против собственника»*(1).
Из статьи 305 ГК РФ следует, что субъект вещного права, в том числе и сервитута, может заявить негаторный иск только в том случае, если он владеет вещью (исходя из логики нормы и сути права сервитута, это должна быть спорная вещь), а не вещным правом. Но очевидно, что концепция «владения правами» не нашла отражения в ГК РФ*(2).
Современные российские земельные сервитуты в целом соответствуют своим древнеримским аналогам — praediorum servitutes*(3) (предиальным сервитутам). В силу наличия права сервитута собственник господствующей вещи (praedium dominans) имеет право пользования определенным образом ценностью чужой (служащей) вещи (praedium serviens). Но, как известно, сервитуарий по общему правилу не владеет служащей вещью*(4). Владение на его стороне в лучшем случае бывает только эпизодическое, скажем, во время прохода по чужому земельному участку (в данном случае являющемуся служащей вещью), когда сервитуарий и реализует соответствующий сервитут прохода. Если характер сервитута таков, что сервитуарий в его осуществлении не участвует, например, установлен сервитут, дающий право одному соседу спускать воду со своего участка (господствующая вещь) на принадлежащую другому соседу землю (служащая вещь), то говорить о владении вообще не приходится. Также отметим, что при негативном сервитуте*(5) в принципе не бывает владения служащей вещью.
Значит, говорить о владении сервитуарием служащей вещью не приходится кроме случаев, когда он непосредственно осуществляет свой сервитут, находясь в контакте со служащей вещью.
Проблема заключается в том, что ст. 304, 305 ГК РФ категорически устанавливают, что сервитуарий может заявить негаторный иск только для защиты своего неутраченного владения спорной вещью. Но так как сутью сервитута является доступ субъекта к служащей вещи (извлечение ее блага), то сервитуарию могут помешать, только ограничив его доступ к этой вещи. Если помехи существуют в отношении господствующей вещи, то перед нами нарушение права собственности, не имеющее никакого отношения к сервитуту. Владение сервитуарием его собственными вещами, в том числе и господствующей вещью, находится вне сферы действия ст. 305 ГК РФ*(6). Значит, ст. 305 ГК РФ устанавливает, что в отношении права сервитута спорной является служащая вещь.
Следовательно, в строгом соответствии с содержанием ст. 304, 305 ГК РФ мы должны признать, что негаторный иск недоступен сервитуарию, так как он не владеет спорной вещью, а право на такой иск дается только субъекту, не лишенному владения.
Как же тогда должна строиться защита сервитутов? Предложено несколько путей решения этой проблемы.
А.В. Копылов предлагает для выполнения диспозиции ст. 305 ГК РФ признать возможность владения сервитутами*(7). Это решение хотя и допустим
о, но не желательно, поскольку введение категории владения правами только ради возможности подстроить защиту сервитутов под точную формулировку ст. 304 ГК РФ вряд ли оправдано.
О.А. Минеев отмечает, что единственным средством защиты прав сервитуария может выступать обращение в суд с требованием о признании права сервитута*(8). Для полноценной защиты сервитутов он предлагает внести в ст. 304 ГК РФ изменения, предоставляющие сервитуарию право негаторного иска по факту наличия права, без учета критерия владения. С предложением об изменении формулы негаторного иска в этой части следует согласиться, но до этого момента защита признанием права может помочь только против нарушения права сервитута, выражающегося в его отрицании (оспаривании), что встречается нечасто. Нарушение сервитута обычно выражается в фактических помехах. В этом случае защита признанием права в силу своей природы (декларативности) вряд ли будет отвечать потребностям правообладателя. Данный способ может привести только к констатации наличия или отсутствия спорного права, что не послужит адекватной защитой от нарушения.
А.В. Коновалов, в свою очередь, отрицает традиционный взгляд, согласно которому сервитуарий имеет только право пользования служащей вещью, и считает, что «субъект частного сервитута наделен corpus possessionis (владением. — А.Л.), хотя и в усеченном виде, имея возможность своей властью долгосрочно и стабильно осуществлять физическое прикосновение к вещи и хозяйственное господство над нею, пусть и строго ограниченным способом; при наличии у него соответствующего намерения реализовывать эту возможность фактический состав владения. становится правомочием владения»*(9). Если учесть предшествующее этому выводу мнение автора о том, что именно «владение как вещное правомочие особого рода, входящее в состав различных субъективных прав, легитимирует субъекта владения на использование средств вещно-правовой защиты»*(10), то в результате, казалось бы, снимается проблема недоступности сервитуарию вещной защиты.
По нашему мнению, высказанный подход, основанный на идее связи владения с вещно-правовой защитой, не поможет в защите права сервитута. Дело в том, что если владелец служащей вещи препятствует намерению сервитуария реализовать возможность долгосрочного и стабильного физического прикосновения к служащей вещи, то у последнего не возникает фактического состава владения, и сервитуарий является невладеющим субъектом права. Среди средств вещной защиты сервитуарию не помогут ни признание права собственности (в силу уже отмеченных причин), ни виндикация, так как виндицировать служебную вещь невозможно. Сервитуарий может реализовать свои интересы только посредством защиты негаторным иском, но такая возможность ему недоступна, ибо он лишен владения действиями собственника служащей вещи.
И.Э. Косарев предложил более радикальное решение — ввести новый вид вещного иска*(11) для защиты сервитутов — конфессорный*(12). Допустимость создания нового иска обосновывается нормой ст. 6 ГК РФ («Применение гражданского законодательства по аналогии»). Конфессорный иск будет построен по аналогии с негаторным, с действием, направленным на защиту сервитутов. Законодательное закрепление нового иска следует признать более обоснованным, нежели введение в ГК РФ чуждой ему категории владения правами. Однако создание иска, рассчитанного на защиту только одного вида права, нам не кажется оптимальным решением.
А.Н. Латыев, также отрицая владение сервитуария, полагает, что он может воспользоваться негаторным иском, ссылаясь непосредственно на абз. 3 ст. 12 ГК РФ*(13). Автор объясняет свою мысль так: «Правила этой статьи (ст. 304 ГК РФ. — А.Л.) представляют собой не что иное, как воспроизведение положений абз. 3 ст. 12 ГК применительно к вещным правам. Конкретное содержание охранительного отношения зависит от содержания защищаемого права, а коль скоро сервитут, как и всякое другое вещное право, существует в рамках абсолютного правоотношения, и защищаться он будет абсолютным образом, то есть против нарушения со стороны любого лица. Исходя из этого неприменимость в нашем случае правил гл. 20 ГК Российской Федерации ничуть не опровергает такое качество вещных прав, как их абсолютная защита»*(14).
На первый взгляд, таким образом можно решить указанную проблему. Но соответствует ли закону обращение в целях защиты права непосредственно к ст. 12 ГК РФ, фактически минуя главу 20 ГК РФ, посвященную именно защите права собственности и других вещных прав? В силу ч. 4 ст. 216
ГК РФ вещные права лиц, не являющихся собственниками, защищаются в порядке ст. 305 ГК РФ. Но как мы установили ранее, из содержания ст. 305 следует, что она не регулирует защиту сервитутов. Получается, что ч. 4 ст. 216 ГК РФ отсылает сервитуария в «никуда». Но сервитут является правом, к тому же вещным, а любое право должно обеспечиваться соответствующей защитой (ч. 1, 2 ст. 1, ст. 8, 10-12 ГК РФ). Это системообразующее положение является незыблемым. Следовательно, неупоминание в главе 20 ГК РФ о защите сервитутов вовсе не значит, что сервитуты ее лишены, это противоречило бы самой сути права.
Таким образом, нет препятствий для судебной защиты сервитуарием своего нарушенного права, если он захочет восстановить его с помощью средства защиты, непосредственно предусмотренного нормой, содержащейся в абз. 3 ст. 12 ГК РФ. В пользу этого свидетельствует тот факт, что ст. 12 ГК РФ является одной из основополагающих в отношении защиты права и непосредственно закрепляет защитные возможности, предоставленные гражданским правом России управомоченным субъектам.
Исходя из изложенного, представляется необходимым внести изменения в ст. 304 ГК РФ с тем, чтобы право негаторного иска напрямую предоставлялось сервитуарию не по критерию владения им защищаемой вещью, а по критерию наличия вещного права, подвергнувшегося нарушению или угрозе нарушения. Причем характер нарушения должен быть таков, чтобы восстановление права происходило с помощью защитного механизма, предусмотренного ст. 304 ГК РФ.

Другие публикации  Как подписать заявление на отпуск сотруднику

А.В. Люшня,
кандидат юрид. наук, юрисконсульт ООО «Консалтинговая фирма
«Вайсберг и К» «

«Законодательство», N 1, январь 2006 г.

————————————————————————-
*(1) Подобная формулировка с упоминанием о критерии владения традиционна для нашего законодательства.
См., напр.: Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. Ст. 29 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 525; ГК РСФСР 1964 «. Ст. 157 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406; Закон СССР от 6 марта 1990 г. «О собственности в СССР». Ч. 4 ст. 32 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. N 11. Ст. 164; Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Ч. 3 ст. 54 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1991. N 26. Ст. 733.
*(2) Владеть можно только тем, чем можно фактически обладать. Обладание нематериальными субстанциями (субъективным правом) допустимо только в силу умственной уловки-фикции. Однако такая фикция в ГК РФ отсутствует. Более того, системное толкование приводит к выводу о том, что ГК РФ распространяет вещный режим только на физические объекты (res corporales).
*(3) Наличие в Российской Федерации предиальных сервитутов подтверждается ст. 275 ГК РФ, в соответствии с которой сервитуты, касающиеся недвижимости, следуют за новым собственником praedium dominans.
*(4) Подтверждение этому можно найти в законодательстве: ст. 274 ГК РФ («Право ограниченного пользования чужим земельным участком») устанавливает, что в отношении чужой (служащей) вещи сервитуарий имеет лишь право пользования.
*(5) Сервитута данного вида законодательством Российской Федерации явно не урегулированы, но полагаем, что их существование не будет ему противоречить. Установление сервитута может происходить по договору между собственниками служащей и господствующей вещей (ч. 3 ст. 274 ГК РФ), которые могут принять для себя подобные положения (ч. 2 ст. 1 ГК РФ).
*(6) Это владение и его помехи находятся непосредственно в сфере действия ст. 301 и 304 ГК РФ.
*(7) Копылов А.В. Вещные права на землю. М., 2000. С. 72.
*(8) Минеев О.А. Способы защиты гражданских прав: Дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 146-147.
*(9) Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001. С. 65-66.
*(10) Там же. С. 50, 52.
*(11) Косарев И.Э. Право ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом (Сервитуты) // Правоведение. 1996. N 3. С. 109.
*(12) В римском праве для защиты сервитутов существовал специальный иск — actio confessoria. С его помощью сервитуарий защищался от любого нарушения его права, совершаемого как третьими лицами, так и собственником. Защита права происходила таким же образом, как и при применении actio negatoria, и заключалась в pronuntiatio (признании оспариваемого права), в обязании устранения неправомерного состояния, в возмещении нанесенного вреда и в даче ответчиком стипуляционного обязательства cautio de amplius non turbando (не чинить более помех в осуществлении права под страхом штрафа), получаемого от ответчика. Отличие actio confessoria от rei vindicatio и actio negatoria заключалось в том, что этот иск служил специально для защиты сервитутов, поэтому его можно было заявлять как владея спорной вещью, так и не владея ею вовсе. См.: D.7.6.1 pr; D.7.6.5.1; D.7.6.5.5; D.8.1.16; D.8.1.20; D.8.5.2pr; D.8.5.2.1; D.8.5.4.3; D.8.5.4.4; D.39.1.3.3; D.43.18.1.9.
*(13) Абзац 3 ст. 12 ГК РФ гласит: «Защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. «. Именно это средство защиты отражено в ст. 304 ГК РФ.
*(14) Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: Авто-реф. дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 17-18; Он же. Проблема вещных прав в гражданском праве. Екатеринбург, 2003. С. 112-113; Он же. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав // Юрист. 2003. N 4. С. 24-25.

Что необходимо понимать под сервитутом?

Сервитут представляет собой право пользования чужой вещью. При этом собственник обремененной сервитутом вещи должен мириться с использованием его имущества другим лицом. Своим появлением сервитут обязан установлению права частной собственности на землю. С этого момента собственники стали замечать, что использование принадлежащего им земельного участка бывает невозможным без того, чтобы не задействовать участок соседа. Например, в случае прогона скота к водопою или сбору плодов с деревьев, произрастающих близко к границе. Первоначально выход находили в установлении соглашения с соседом, т.е. использовании участка в силу обязательства. Но скоро было замечено, что соглашение не всегда бывает прочным. Так, у земельного участка мог появиться новый собственник, который уже не был связан обязательством, а потому мог отказать своему соседу в праве пользоваться своим имуществом. И тогда возникло решение обременять саму землю, устанавливая вещное, а не обязательственное право.

Сейчас, как и много лет назад, под сервитутом понимают право ограниченного пользования чужим земельным участком (ст. 274 ГК РФ). Сервитут может устанавливаться также в отношении зданий и сооружений (ст. 277 ГК РФ).

Согласно п. I ст. 274 ГК РФ собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка (соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута). В соответствии с п. 4 ст. 274 ГК РФ требовать установления сервитута может не только собственник, но и лицо, владеющее земельным участком на праве пожизненного наследуемого владения или праве постоянного (бессрочного) пользования, а также другие субъекты, прямо названные в законе. Сервитут может также устанавливаться Российской Федерацией, субъектами РФ, органами местного самоуправления в общественных интересах. Такой сервитут называется публичным.

Сервитут устанавливается для прохода, прокладки коммуникаций, выпаса животных, а также других нужд по соглашению лица, требующего установления сервитута, с собственником земельного участка или иного объекта недвижимости, а если соглашение не достигнуто – по решению суда. Публичный сервитут устанавливается нормативными правовыми актами.

Прекращается сервитут (ст. 276 ГК РФ) по требованию собственника обремененной вещи, когда отпадают основания его установления или когда собственник ввиду обременения лишается возможности использовать свое имущество по прямому назначению. Как и любое другое вещное право, сервитут прекращается гибелью вещи, в отношении которой он установлен. Сервитут может прекратиться и тогда, когда обслуживаемая вещь приобретена собственником обремененной, т.е. когда собственник и сервитуарий совпали в одном лице, а также в других случаях.

Другие публикации  Пенсия после смерти сожителя

Как соотносятся негаторный иск и сервитут?

Ранее мы уже давали определение негаторного (отрицающего) иска как иска об устранении нарушений, не связанных с лишением владения, и отмечали, что первоначально он использовался для отрицания истцом сервитута ответчика и прекращения действий, создающих препятствия в пользовании имуществом. В свою очередь владельцу сервитута для его защиты давался конфессорный иск, предметом которого являлось требование о допуске к имуществу. Кроме того, право знало так называемый отрицательный сервитут, который возлагал на собственника обязанность воздерживаться от действий, нарушающих правомочия соседа по пользованию и распоряжению своим имуществом. Сейчас все эти требования входят в предмет единого – негаторного иска.

Таким образом, негаторный иск можно рассматривать одновременно как: 1) иск о возложении отрицательного сервитута; 2) иск об устранении препятствий в пользовании сервитутом; 3) иск об освобождении имущества от сервитута.

Конференция ЮрКлуба

Неготорный иск и иск о сервитуте

Seol 30 Сен 2004

Kaban 30 Сен 2004

Seol 30 Сен 2004

Kaban 30 Сен 2004

Seol 30 Сен 2004

Kaban 30 Сен 2004

В ситуации, когда наличествует два объекта недвижимого имущества, которые являются соседними и использование одного невозможно без ограниченного использования другого необходимо подавать иск об установлении сервитута, но не неготорный иск. Неготорный иск подразумевает совершение действий ответчиком, направленных на нарушение права собственности истца. В том случае, когда ответчик таких действий не совершает или действует таким образом, что в результате его действий истец не может пользоваться своим имуществом в полной мере, но в действиях ответчика невозможно установить состав злоупотребления правом, то предъявление неготорного иска стоит признать необоснованным и бесперспективным ввиду законности действий ответчика.

А разве постройка забора не есть «действие, направленное на нарушение права»?. Согласен, вопрос в том, законно ли построен забор. Так? если огородил ТОЛЬКО свою территорию, и Вам стало неудобно ходить — сервитут А если еще и дорожку общую прихватил — негаторный.да.
Кстати, ст. 304 ГК говорит об устранении «ВСЯКИХ нарушений права». О квалификации по злоупотреблению — нет ничего

Seol 01 Окт 2004

Kaban 01 Окт 2004

mooner 02 Окт 2004

Хотите ходить через участок соседа — сирвитут подан! А хотите обязать забор перенести (бывает и такое) — негаторный однозначно.

Нельзя негаторный подавать. Что им можно потребовать? В лучшем случае снятие забора и не более. А проход через чужой з.у. все равно останется незаконным. Кроме того, негаторный иск можно подавать только в случае противоправных действий ответчика, а в данном случае в его действиях ничего противоправного нет. Никто не запрещает собственнику огораживать свой участок.

Seol 04 Окт 2004

Нельзя негаторный подавать. Что им можно потребовать? В лучшем случае снятие забора и не более. А проход через чужой з.у. все равно останется незаконным. Кроме того, негаторный иск можно подавать только в случае противоправных действий ответчика, а в данном случае в его действиях ничего противоправного нет. Никто не запрещает собственнику огораживать свой участок.

Пральна!
Как написал товарищч Скловский. «Неготорный иск — это иск отрицающий сервитут», т.е. иск собственника, а не потенциального сервитуария

Виктр 12 Сен 2008

Lelunya 12 Сен 2008

юридического выхода на дороги нет

эт как.

Виктр 12 Сен 2008

юридического выхода на дороги нет

эт как.

Извиняюсь за некорректность. Имеется в виду то, что от собственного участка до общественных дорог земля муниципального происхождения и пока она не огорожена собственник может ее перейти, но если у дороги поставить забор, то это будет что? Самозахват или законное пользование землёй до дороги, так как по генплану других участков нет, участок неделим и адрес участка между дорог один?

Kuprina 12 Сен 2008

пока она не огорожена собственник может ее перейти

а если ЧОП будет эту землю охранять — тоже сможет?
наличие или отсутствие забора никакой роли не играют — только установление сервитута даст право собственнику пользоваться чужим з.у. (ограниченное, конечно)

Виктр 12 Сен 2008

Roman 12 Сен 2008

Какие ваши мнения, дамы и господа?

Негаторный иск — это требование об устранении препятствий в пользовании СВОИМ имуществом.

А сервитут — это требование об использовании ЧУЖОГО имущества.

Разница простая и принципиальная.

Виктр 13 Сен 2008

Seol
Разница простая и принципиальная.

А какое имущество своё — урезанное без основания? А какое имущество чужое — присвоенное без основания? Разица простая и принципиальная, а иск негаторный?

ОльгаФ 05 Мар 2009

prettyfly 24 Апр 2009

_тот самый Мюнхгаузен_ 21 Авг 2009

Имеется схожая ситуация, с доказыванием факта пользования нашим участком сложностей быть не должно, т.к. речь идет о коммуникациях подземных, на которые даже право зарегистрировано у пользователей.

Поправьте, пожалуйста, если я неправильно понимаю. Из смысла статьи 274 ГК следует, что сервитут устанавливается по требованию лица являющегося собственником объекта недвижимости для осуществления различных нужд собственника это объекта.
Понимание такое вот в связи с чем,. в нашем случае: противным необходимо обслуживать-эксплуатировать коммуникации они обращаются к нам – собственникам земли за сервитутом, т.к. без права пользования нашим участком обслуживать свои коммуникации они не могут (по идее и закону). Мы же собственники земли не можем обращаться к собственнику коммуникаций за установлением сервитута (на наш же земельный участок) т.к. мы можем, хотя и ограничено пользоваться своей землей, несмотря на наличие на нем коммуникаций противных.

Думал о том, чтобы попытаться взыскать с противных неосновательное за фактическое пользование земельным участком, нов итоге это ведь не приведет к установлению сервитута.
предъявив негаторный иск – об устранении препятствий в пользовании путем выноса за границы участка коммуникаций ответчика, что будет предметом доказывания помимо незаконного факта пользованием нашим участком или кроме указанного обстоятельства доказывать нечего не нужно?
Нарушение прав необходимо доказывать или это и так следует из того, что эти враги пользуются нашим участком без законных на то оснований? Фактически строить не можем, копать не можем, даже парковку обустроить не можем. Можем получать компенсацию в виде платы за сервитут, но не получаем, поскольку враги не чешутся сервитут устанавливать, а раз так то брысь с участка. Это по моему весомый аргумент, чтобы противным задуматься об установлении сервитута.

Как считает уважаемые…

ЗЫ нашел эту тему через поиск, а когда запостил уже увидел, что она в процессе висит. может мой пост какнить отсоединить и в недвижку перенести?
Сообщение отредактировал _тот самый Мюнхгаузен_: 21 Август 2009 — 18:10

Судебное установление сервитута

Страницы в журнале: 112-116

Т.П. ПОДШИВАЛОВ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета e — mail : chelpride @ gmail . com

Рассматривается судебный порядок установления сервитута. Подробно исследуется вопрос о квалификации требований, заявляемых для установления сервитута; определяются критерии соотношения гражданско-правовых требований, заявляемых для приобретения сервитута. Формулируются предложения по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: сервитут, вещные иски, негаторный иск, иск о приобретении вещного права, иск об установлении сервитута.

The judicial establishment of servitude

Pods с hivalov T.

We consider a judicial procedure for the easement. Investigated in detail the issue of qualification requirements for the easement claimed establishes the criteria for the ratio of civil claims, claimed for the purchase of an easement. Formulates proposals for improving legislation.

Keywords: easements, property claims, negatory claim, the claim on the acquisition of property law, an action to establish an easement.

Согласно пунктам 1 и 3 ст. 274 ГК РФ собственник недвижимого имущества вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним участком.

Сервитут устанавливается по соглашению между лицом, требующим установления сервитута, и собственником соседнего участка и подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации прав на недвижимое имущество. В случае недостижения соглашения об установлении или условиях сервитута спор разрешается судом по иску лица, требующего установления сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ).

Споры об установлении сервитута чаще всего связаны с созданием помех в пользовании имуществом, что формирует ситуацию, в которой возможно предъявление негаторного иска. Поэтому рассмотрим вопросы установления и защиты сервитута и проследим взаимосвязь данных правовых явлений с негаторной защитой.

Негаторный иск является основным способом защиты прав собственника земельного участка от действий владельца сервитута, когда устанавливается право ограниченного пользования чужим земельным участком. Исторически данное вещно-правовое требование возникло как иск, отрицающий именно сервитут, и первоначально именовалось как actio negatoria servitutis . В римском правопорядке этот иск предъявлялся в случае, когда какое-либо лицо без наличия на то оснований приписывало себе сервитут в отношении вещи, принадлежащей собственнику. Как пишет В.М. Хвостов: «Если кто-либо незаконно совершает такие действия по отношению к чужой вещи, для правомерного совершения которых должен обладать сервитутным правом на эту вещь, то собственник последней может требовать прекращения этих действий, т. е. добиваться признания свободы своей собственности от сервитутов»[1].

Такое значение негаторного иска не претерпело изменений и отражено в современном гражданском законодательстве. Однако в правоприменительной практике может сложиться и обратная ситуация, когда негаторный иск будет использоваться как средство установления фактического сервитута. Встречаются случаи, когда истец предъявляет негаторное требование, ставя перед собой цель получения возможности использования вещи, принадлежащей ответчику, без установления сервитута.

В арбитражной практике нет однозначного ответа на вопрос о соотношении негаторного иска и иска об установлении сервитута. Более того, в настоящее время высказаны диаметрально противоположные правовые позиции.

В рамках первого подхода арбитражные суды отказывают в удовлетворении требований в ситуациях, когда из обстоятельств дела следует, что истец заявил негаторный иск о предоставлении права пользования объектом недвижимости, но при этом не обращался к собственнику (ответчику) за установлением сервитута[2]. Так, в ряде гражданских дел суд, отказывая в удовлетворении негаторных требований, указал, что истец фактически просит предоставить право прохода к своему объекту недвижимости через дорогу (коридор), принадлежащую третьему лицу, без согласования с собственником права ограниченного пользования[3].

В рамках второго подхода суды удовлетворяют негаторные требования, их суть сводится к предоставлению истцу права беспрепятственного пользования вещью ответчика, и устанавливают сервитут. Так, есть судебные дела, по которым суды удовлетворяют негаторные иски, по сути, вынося решения об установлении сервитута: определяются сроки возможного пользования чужой вещью, размер платы и т. д.[4]

Другие публикации  Стаж судьи высшего арбитражного суда

Для того чтобы найти решение проблемы соотношения негаторного иска и требования об установлении сервитута, рассмотрим характерный пример из судебной практики, когда истцом был неправильно выбран способ защиты своего права.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об устранении препятствий в пользовании имуществом путем возложения на ответчика обязанности снести забор, расположенный на границе соседних земельных участков. В обоснование своего требования истец указал: расстояния от его зданий до забора недостаточно для использования зданий по назначению, что нарушает его права как собственника зданий. Решением суда в иске было отказано на основании того, что установление ответчиком на границе участков забора в целях сохранения своего имущества и недостаточность площади земельного участка истца для использования зданий сами по себе не доказывают факт нарушения права собственности истца[5].

В рассматриваемом случае истцом был неправильно выбран способ защиты права собственности, так как заявленные требования не соответствовали специфики ситуации. Для обеспечения своего интереса собственнику здания необходимо было обратиться к собственнику соседнего земельного участка с требованием о предоставлении сервитута.

Неверность второго подхода объясняется еще и тем, что суды, удовлетворяя негаторный иск, направленный на установление сервитута, выходят за пределы исковых требований, т. е. устанавливают в пользу истца сервитут, о приобретении которого он не просил.

Цель негаторного иска заключается в пресечении неправомерных ограничений возможности пользоваться своей вещью, в результате чего восстанавливается положение, существующее до нарушения. Негаторный иск направлен на отрицание возможности чинить собственнику препятствия к пользованию вещью и на устранение последствий, вызванных созданием таких помех. Как справедливо указывает Д.В. Мурзин, посредством негаторного иска можно устранить препятствие в пользовании своим имуществом, но не определить порядок пользования чужим имуществом[6].

Следует отметить, что практика арбитражных судов в последнее время все больше склоняется к позиции о невозможности использования негаторного иска для получения выгод сервитутного характера[7]. Так, в постановлении ФАС Уральского округа от 12.11.2007 № Ф09-9235/07-С6 сказано, что требование истца об обеспечении беспрепятственного проезда транспорта по территории соседнего земельного участка не удовлетворено, поскольку это требование об установлении сервитута, не подлежащее рассмотрению в рамках негаторного иска.

Следовательно, если истец предъявляет требование, хоть и названное негаторным, но направленное на предоставление ему права пользования вещью ответчика, суд должен отказывать в удовлетворении такого требования и рекомендовать обратиться к ответчику за установлением сервитута в соответствии с п. 3 ст. 274 ГК РФ.

Разрешив вопрос о соотношении рассматриваемых требований, стоит определить сущность иска об установлении сервитута. В правовой литературе высказано мнение о том, что иск об установлении сервитута целесообразно отнести к разновидности вещных исков, придав ему статус самостоятельного требования. Так, С.В. Карпинская предлагает определять иски об установлении или отмене сервитута в качестве самостоятельного вещно-правового требования[8]. Такую позицию нельзя считать обоснованной. Отмена сервитута возможна заявлением негаторного иска в рамках ст. 276 ГК РФ. Кроме того, требование об установлении сервитута в судебном порядке не обладает свойством самостоятельности, а является разновидностью иска о приобретении вещного права.

Правовая природа иска о приобретении вещного права определяется исходя из решения вопроса о нахождении сущности иска о признании права собственности и другого вещного права. В вопросе определения сути иска о признании вещного права можно выделить два подхода. В рамках первого подхода иск о признании права собственности и иного вещного права рассматривается как правосоздающий (устанавливающий вещное право) — субъективное право создается и закрепляется судебным решением. В рамках второго подхода этот иск рассматривается как правоконстатирующий: суд, рассматривая вопрос о признании права, ничего не создает, а только фиксирует, формализует уже имеющиеся отношения.

Для иска о признании вещного права в его устоявшемся понимании правильным является второй подход. Сущность иска о признании вещного права заключается в требовании о констатации факта наличия принадлежности вещного права за конкретным лицом, что вносит ясность и устраняет неопределенность в уже существующем правоотношении. Этот иск предъявляется, когда право лица неочевидно для иных участников гражданского оборота. Как указывает Д.И. Мейер, «для осуществления прав, большею частью, достаточно признания их со стороны тех лиц, которые прикосновенны к юридическим отношениям»[9].

В судебной практике не раз отмечалось: признание права как способа защиты должно применяться в ситуации, когда само право уже существует, но необходимо судебное подтверждение данного факта[10].

Обоснованность второго подхода подтверждается и тем, что констатация права и его создание обладают различными правовыми эффектами, которые не могут иметь место в рамках одного способа защиты. Следовательно, в таких случаях, как признание права собственности по давности владения (ст. 234 ГК РФ), признание права собственности на самовольную постройку (п. 3 ст. 222 ГК РФ), признание права муниципальной собственности на бесхозную недвижимость (п. 3 ст. 225 ГК РФ), признание права собственности на переработанную вещь (п. 3 ст. 220 ГК РФ) и судебное установление сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ), судебное решение носит правоустанавливающий (правосоздающий) характер. Данные требования хоть и содержат в своем наименовании слово «признание», но не являются по своей природе исками о признании вещного права.

На основании обобщения таких требований можно сделать вывод о наличии еще одного иска, ранее не выделяемого в системе вещных исков, — иска о приобретении вещного права. Его сущность как раз и будет определяться целью установления вещного права, возникновения нового правоотношения. Стоит заметить, что в перечисленных случаях защищается не только субъективное право, но и интересы участников гражданского оборота. Относительно этих случаев можно говорить и о защите (ст. 12 ГК РФ), и об основании возникновения гражданских прав (п. 1 ст. 8 ГК РФ). Способность указанных институтов являться в том числе и способами защиты права собственности отмечал Б.Б. Черепахин, он утверждал: есть основания отнести к способам защиты права собственности такие институты, которые нередко связываются только с приобретением права собственности (находка, клад, безнадзорные животные и пр.)[11]. Данные институты и требования могут обеспечивать сохранность имущества и возврат его собственнику, на что и направлено большинство норм о защите вещных прав.

Предложенное деление вещных исков имеет большое практическое значение, так как позволяет более точно определить сферу применения исков; способствует разграничению исков и, как следствие, предотвращает появление ошибок в определении исковых требований, а также позволяет избегать терминологической путаницы.

Таким образом, негаторный иск и требование о судебном установлении сервитута являются различными способами защиты права и законного интереса, не могут конкурировать между собой и подменять друг друга. Иск об установлении сервитута является по своей правовой природе вещно-правовым требованием и относится к группе исков о приобретении вещного права.

С вопросом об использовании негаторного иска в сервитутных отношениях тесно связан вопрос установления сервитута по давности пользования. Данная конструкция приобретения сервитута была известна как римскому частному праву, так и современному законодательству зарубежных стран. Например, Гражданский кодекс Испании 1889 года содержит норму о возникновении сервитутов по давности владения (статьи 537—539). Гражданский кодекс Франции 1804 года (ст. 690) устанавливает, что сервитуты непрерывные и явные приобретаются в силу сделки или в силу 30-летнего пользования. А Гражданский кодекс Республики Молдавия 2002 года в ст. 433 «Приобретение сервитута вследствие приобретательной давности» устанавливает правила такого приобретения относительно разных видов сервитутов.

Введение в российское гражданское законодательство рассматриваемого основания установления сервитута позволило бы лицу, пользующемуся чужой вещью, возражать против удовлетворения негаторного иска, предъявленного к нему собственником эксплуатируемой вещи.

Предлагаемое нововведение позволит закрепить существующий длительное время неформальный порядок открытого и непрерывного пользования чужой вещью, когда на протяжении определенного времени собственник не возражал против использования своей вещи другим лицом.

Законодательную конструкцию приобретения сервитута по давности целесообразно сформировать по аналогии с нормами о возникновении права собственности по давности владения. К условиям установления сервитута, кроме истечения соответствующего срока, есть смысл отнести, во-первых, непрерывность и правомерность пользования (отсутствие возражений собственника в течение всего срока), во-вторых, намерение осуществлять сервитут для себя и как собственное право[12].

Механизм осуществления данного положения мог бы реализовываться путем судебного установления. А само требование об установлении сервитута по давности пользования возможно будет заявить только в рамках спора по негаторному иску, т. е. в качестве встречного требования.

Возможность установления сервитута по давности стало бы логичным возражением против негаторного требования в тех ситуациях, когда на протяжении длительного времени собственник не возражал против такого использования своей вещи третьим лицом. В этом случаи будет проявляться тесная связь между защитой вещных прав и их приобретением.

1 Хвостов В.М. Система римского права: учеб. — М., 1996. С. 263.

2 См. постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.10.2002 № А74-1066/02-К1-Ф02-2836/02-С2; ФАС Московского округа от 19.09.2003 № КГ-А41/6755-03; ФАС Уральского округа от 05.05.2004 № Ф09-1200/04ГК; ФАС Центрального округа от 15.04.2005 № А36-108/8-03 и др.

3 См. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 08.06.2005 № Ф04-3565/2005(11988-А27-22); ФАС Уральского округа от 31.08.2004 № Ф09-2767/04ГК и др.

4 См. постановления Президиума ВАС РФ от 07.08.2001 № 760/01; ФАС Московского округа от 31.01.2001 № КГ-А40/50-01; ФАС Северо-Западного округа от 03.02.2006 № А13-4272/03-09, от 29.09.2006 № А56-4361/2006, от 19.12.2007 по делу № А42-6825/2006; ФАС Северо-Кавказского округа от 27.08.2007 № Ф08-4449/2007; ФАС Центрального округа от 05.06.2001 № 154/2-1-А68-89/7-00 и др.

5 Постановление ФАС Уральского округа от 08.10.2002 № Ф09-2448/02-ГК.

6 См.: Гражданское право: в 3 т. Т. 1 / под общ. ред. С.А. Степанова. — М., 2010. С. 474.

7 Определения ВАС РФ от 25.06.2009 № 7580/09, от 28.07.2010 № ВАС-10315/10; постановления ФАС Московского округа от 22.06.2009 № КГ-А40/5472-09; ФАС Центрального округа от 30.03.2010 № Ф10-935/10; ФАС Уральского округа от 31.03.2008 № Ф09-2034/08-С6, от 17.07.2008 № Ф09-1048/08-С6, от 22.07.2008 № Ф09-5110/08-С6 и др.

8 См.: Карпинская С.В. Гражданско-правовое регулирование отношений собственности на землю в российском законодательстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 28—29.

9 Мейер Д.И. Русское гражданское право. — М., 2003. С. 287.

10 См. постановления ФАС Волго-Вятского округа от 01.03.2010 по делу № А11-12179/2008; ФАС Дальневосточного округа от 28.07.2009 № Ф03-3461/2009; ФАС Московского округа от 28.09.2009 № КГ-А40/9911-09; ФАС Уральского округа от 22.11.2006 № Ф09-9331/06-С6.

11 См.: Гражданское право / под общ. ред. С.С. Алексеева. — М., 2007. С. 152.

12 См. подробнее: Подшивалов Т. Исковая давность для негаторного иска de lege ferenda // Хозяйство и право. 2012. № 3. С. 84—87.

Все права защищены; 2019 Ohrangos.ru